Исторические хроники » Владимир Мономах » Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и  Поляки в России.

Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и  Поляки в России.

Сын Святополка, Ярослав, или Ярославец, Князь Владимирский, ненавидел жену свою, дочь Мстислава, и не боялся огорчать ее деда. Мономах выступил с вой­ском, соединился с Ростиславичами, Князьями юго-западной России. Около двух месяцев держал город Владимир в осаде и принудил Ярослава покориться, но он снова оскорбил дядю,

с презрением удалив от себя нелюбимую супругу, он бежал в Польшу. Никто из бояр не хотел за ним следовать, и Великий Князь отдал Владимирский Удел своему сыну, Роману, который в том же году умер.

Мономах послал на его место другого сына, Андрея (женатого на внуке Половецкого Князя, Тугоркана) и велел ему предупредить замыслы Болес­лава Кривоустого, зная, что этот правитель, сторонник изгнанного Князя Владимирского, ожидает только удобного случая для объявления войны Россиянам. Андрей опустошил соседние владения Болеслава и возвратился с победою.

Ляхи, приведенные Ярославом, хотели взять Червен, но с великим уроном были отраже­ны наместником Червена, Фомою Ратиборовнчем. Тогда Ярослав прибегнул к Венгерскому Государю, Стефану, который, желал отомстить Россиянам за своего отца, побеждённого ими на берегах Сана, вступил в область Владимирскую вместе с Богемцами и Поля­ками.

Великий Князь, не имея времени собрать войско, с малою дружиною отправил Мстислава во Владимир, где юный Андрей, осажденный многочис­ленными неприятелями, не терял бодрости. Над­менный Ярослав, подъехав к стенам, грозил сыну Мономаха и народу страшной местью в случае сопротивления, осматривал крепость и в своём уме назначил места для приступа, отложенного только до следующего дня.

Ситуация изменилась в одно мгновение. Два человека вы­шли тайно из крепости, засели на пути, между неприя­тельским станом и городом, и копьями пронзили неосто­рожного Ярослава, когда он возвращался к союзному войску. Несчастный умер в ту же ночь; а союзники, изумленные его бедствием, спешили заклю­чить мир с Великим Князем. Летописец Венгерский по­вествует, что Стефан, огорченный смертью Ярослава, клялся взять крепость или умереть, но его Воеводы не хотели ему повиноваться, сняли свои шатры и прину­дили Короля возвратиться в Венгрию.

Мономах вступился за честь не только своей внучки, но и отстоял честь всей Руси, изгнав Венгров, Богемцев и Поляков с земли русской. В ходе этих сражений Великий Князь равно как и его сыновья не теряли надежды на спасение и защищали свою землю не только силой оружия, но и силой своего великого русского духа.

Сокрушительный удар
Кичливые гитлеровские генералы считали Красную Армию неспособной к широким наступательным действиям в летнее время. Неправильно оценив опыт предыдущих кампаний, они полагали, что советские войска могут наступать лишь в "союзе" с лютыми морозами. Фашистская пропаганда настойчиво создавала миф о "сезонности" советской ...

Заговор Шуйского
Не всё московское боярство признало Лжедмитрия законным правителем. Сразу по прибытии его в Москву князь Василий Шуйский через посредников начал распространять слухи о самозванстве. Воевода Петр Басманов раскрыл заговор, и 23 июня 1605 года Шуйского схватили. Лжедмитрий отказался судить заговорщиков сам и передал дело в Боярскую думу. С ...

Внешняя  политика  после  Нарвского  сражения  и  до  конца  правления  Петра.
Карл не воспользовался своей победой и не пошёл на Москву. Часть голосов на его совете высказалась за поход в Россию, но Карл близоруко смотрел на силы Петра, считал его слабым врагом – и отправился на Августа. Петр мог вздохнуть свободно. Но положение все-таки было тяжёлым: армия была расстроена, артиллерии не было, поражение дурно по ...