Исторические хроники » Петр Первый » Пошлина  на  штаны.

Пошлина  на  штаны.
Страница 4

Костюм Строгановой удивительно соответствует описанию наряда пожилой женщины на петровской ассамблее ─ её головной убор нельзя определить ни как фонтанж, ни как чепец, ни как кокошник. Это не фонтанж, потому что покрыта вся голова, а не только лобная часть. Это не чепец, так как нет мантоньерок (завязок). Это и не кокошник, так как волосы надо лбом хорошо видны.

Наряд жены именитого человека тоже представляет собой соединение русских и иноземных черт. Платье по русскому обычаю закрыто по горло, а руки обнажены по локоть модными европейскими рукавами, хотя сверху надет парчовый бострог с меховой опушкой. Как видим, при выборе костюма европейского образца долгое время сохранялась верность традиционным представлениям о том, что приличествует возрасту и общественному положению.

В Русском музее хранятся два портрета работы неизвестного художника, запечатлевшего одну и ту же женщину в русском боярском платье из парчи и в кокошнике. Оба портрета считаются изображением Марфы Матвеевны Апраксиной, жены царя Федора Алексеевича. На одном из портретов Марфа Матвеевна держит на ладони левой руки крохотную собачку, а на другом ─ резной веер «стрелой». Обе детали необычайно интересны для конца XVII века, так как их широкое распространение приходится на век XVIII.

Пушные зверьки или крохотные собачки начиная с ХVI века служили в Европе живыми блохоловками. К средствам борьбы с надоедливыми насекомыми следует отнести и пологи над кроватями, кресла с балдахинами и другие подробности быта как эпохи Средневековья, так и Возрождения. Аналогичные проблемы были и в России. Но портрет царицы Марфы свидетельствует не только о влиянии западноевропейской традиции на художника, но и довольно близком знакомстве высокородных русских женщин с европейским бытом. Русские красавицы, проводившие свои дни в жарко натопленных и тесных теремных покоях, наверняка прибегали к тем же способам, что и обитательницы палаццо.

В XVIII веке живых блохоловок заменили золотые, фарфоровые, стеклянные или из слоновой кости «блошиные ловушки». Это происходит после 1718 года, когда юбки расширяются и не позволяют даме прижимать руки к телу, а волосы начинают сильно пудрить, помадить, для сооружения же причесок ─ применять шиньоны. Живые блохоловки прошлого отражены в живописи, а цилиндрик с отверстиями и стоволиком-сердечкиком, смазанным кровью, является редким музейным экспонатом.

Веер в руках царицы на другом портрете тоже не был характерной деталью допетровского быта. Бытовой ритуал русской жизни того времени предполагал для знатных особ обоего пола опахало, которое держали слуги. Веера искусной работы с тонкой росписью или из драгоценных материалов поступали в казну с польскими дарами, но широкое распространение получили вместе с платьем европейского покроя. Вместе с веером пришел и язык веера. Портрет Марфы Апраксиной, по-видимому, первое изображение веера в русской живописи. Царица Марфа держит веер «стрелой», то есть он закрыт, находится в правой руке и повернут в сторону собеседника (в нашем случае ─ зрителя). Это означает любовь и расположение, но подобное послание не имеет конкретного адреса. На протяжении всего XVIII столетия можно часто встретить в живописи изображение дама с закрытым веером. «Молчание» вееров на портретах XVIII века не случайно. Заказной потрет предназначался для потомков и должен был рассказать о сословном достоинстве предка, но не раскрывать амурных тайн молодости бабушек и прабабушек.

Что же касается портрета царицы Марфы, то сочетание веера со старинным русским платьем и убором заставляет думать, что портрет был исполнен не позднее 1702 года, так как 28 февраля издаётся очередной указ «О ношении парадного платья в праздничные и церемониальные дни». Он распространялся на всех членов царской семьи и их родственников и предполагал ношение европейского платья почти ежедневно, так как касался всех случаев выхода государя, а не только «в Господские праздники и Воскресные дни», на «Государевы Ангелы», « на приездах и отпуску послов» и т. д. Этому указу должна была подчиниться и царица Марфа, овдовевшая почти сразу после замужества и носившая не пестрые роброны. А приличествующий вдове наряд. Брат её ─ Андрей Матвеевич Апраксин ─ входил во «всепьянейший собор» и, будучи человеком близким Петру, переоделся одним из первых.

До 1715 года в мужском и женском костюме европейского образца в России сохранялись черты довольно тяжеловесного стиля, сложившегося во второй половине XVII в. Если бы Нарышкина встала во весь рост и пошла, то мы увидели плавную величественную походку, которую диктовали длинный шлейф и высокий каркас на голове. В мужской одежде этой цели служили длинный кафтан и пышный парик.

После 1718 года женщины начинают носить «панье» (panier ─ дословно означает «корзина»). Сооружение из ивовых прутьев или китового уса очень расширяло юбку. В сочетании с высокими каблуками широкая юбка заставляла женщин не плыть, а даже несколько подпрыгивать. В России название «панье» не прижилось, так как новую моду заимствовали через немецкое и голландское посредничество, и такие каркасы стали называться фижмами (от немецкого Fischbein ─ рыбья кость или китовый ус).

Страницы: 1 2 3 4 5

Крестьянская реформа. Официальное упразднение крепостной зависимости в России
"Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости" постановляло: "Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда" и им предоставляются "права свободных сельских обывателей" безо всякого выкупа в пользу помещиков. Государственная власт ...

Столыпин и его реформы
Тема реформ в российской истории тщательно и основательно исследована наукой. Естественно, что интерес к реформаторам прошлого регулярно обнаруживается в связи с неудачами реформаторов современности, постоянно возникают и анализируются различные исторические параллели. Столыпин был одной из самых масштабных фигур в истории модернизации ...

Литература
Литература пореформенной эпохи принесла мировую славу русской культуре. Социальная напряженность второй половины XIX века, колоссальные психологические перегрузки, которые испытывал человек в пору бурных перемен, заставляли великих писателей ставить и решать самые глубокие вопросы - о природе человека, добре и зле, смысле жизни, сущност ...