Исторические хроники » Л.Н. Гумилёв - человек, совершивший революцию в истории » От Руси до России

От Руси до России
Страница 1

Больше всего внимания Гумилев уделил, как ни парадоксально это звучит, истории России. Ее судьбе были посвящены размышления ученого, и даже на тех страницах, где нет ни слова упоминания о ней. Реабилитации исторической преемственности русской цивилизации и русского этноса он посвятил всю жизнь.

Его как историка этнических процессов влекла совершенно не исследованная до него проблема: почему после 1250-х годов Русь, Древняя Русь, часть международного обмена культуры, исчезла с политического горизонта Европы на 250 лет и появилась только в связи с войнами за византийское наследие и вовлечением новооткрытой в Европе монархии — Московии — в коалицию европейских государств, в антитурецкую лигу.

Что произошло за эти 250 лет? На этот единственно важный, по мнению историка-медиевиста, вопрос ответа не было, и внимание историков конца XIX — середины XX века скользило мимо него. Казалось, что трафаретный ответ существует, и этот ответ удовлетворителен. Ответ же был таков: помешали развитию монголы, помешала Орда и иго, но помешали чему и как? Гумилев начал свое исследование с Пушкина, с его исторических представлений о России и Западе, свойственных XVIII веку, и понял, что обыденный, с тех пор затверженный всеми ответ: "Монголы были плохи, потому что были плохи от природы", а "Русь являлась то ли от Бога, то ли от провинциализма своей истории, то ли волею суровых географических обстоятельств стражем Европы от азиатского или кочевого затопления" — не ответ. Ответ был некорректен, а если это так, то почему нет удовлетворительного ответа?

Попытки ответа — вариант объяснения существовали у евразийцев, уехавших после краха Белой армии в Крыму в Прагу, Белград, Париж, но этот ответ нельзя было гласно обсуждать, и во-вторых, их ответ был основан не на чем ином, кроме как на осознании культурно-исторического факта, что Россия всегда была наполовину Азией, Востоком, а наполовину, если не на меньшую часть, Европой.

Себя Гумилев называл профессором по истории XIII века, но ответ ему следовало искать не в предмете своего влечения — истории России, и не в предмете профессиональной ориентации — истории кочевых обществ и народов. Уже в 1938 году он нащупывал ответ во время чтения своих допросных листов дела о контрреволюции, и это чтение убедило его, что источники во все времена, как бы ни были они оснащены доводами, ссылками на слова и свидетельскими показаниями, не являются достоверными — годными для обобщения. Так что ответ не мог лежать на путях еще более досконального изучения источников — все, что было возможно прочесть и интерпретировать, сделали великие предшественники: В.Ключевский, А.Шахматов, А.Пресняков, С.Середонин, АЛаппо, Данилевский и

его современники А.Насонов, написавший книгу "Монголы и Русь", М.Любавский и М.Сафаргалиев.

Он потому и выбрал профессию историка кочевников, что на этом материале можно было изучать историю России с

не западных, не европоцентристских позиций, а с точки зрения таких обществ, которые становились объектами критики, не будучи исследованными. На русском языке по истории кочевых народов существовало множество работ, но в основном лингвистических, источниковедческих, и только при начале научной деятельности самого Гумилева окончательно вошли в обиход книги и статьи выдающихся русских монголоведов и тюркологов — Г.Грумм-Гржимайло, В.Вельяминова-Зернова, С.Малова, Н.Катанова, Ф.Корша, Б.Дорна, а

также Б.Владимирцова, В.Бартольда,

В.Минорского, А.Якубовского и П.Коковцева. Особо необходимо отметить работы учителя Гумилева Н.В.Кюнера, которому он посвятил свою книгу "Старобурятская живопись". Однако связного изучения взаимодействия тюрко-монгольских и иных кочевых народов с Россией не было. Была еще великая французская школа ориенталистики, но и она, за исключением книги Р.Груссе "Империя Степи", которую Гумилев ценил, не удовлетворяла его, так как рассматривала всю историю кочевников как некое суммарное качество, некий бесконечный конгломерат смены кланов и завоеваний. Немецкая и

английские школы сосредоточивали свое внимание на хронологиях, фактах, на некоторых проблемах неевропейского характера общественных отношений кочевников и, как правило, смотрели на кочевые народы Восточной Азии как на глубокую периферию Китая, а околороссийских кочевников считали периферией ислама. Об этом писал С. Лэн Пуль, автор книги "Мусульманские династии" (1899).

Опыт сопоставления в одном порядке обозрения источников и фактов этнической истории кочевых народов и России, начиная с хунну, переместившихся на запад, и тюрок и кончая хазарами, монголами, татарами, ойротами и калмыками, дал право ученому на обнародование своего ответа: дело не в народах как таковых, не в их национальных или социальных особенностях, а в чем-то ином, что никогда не становилось объектом пристального изучения.

Не потому монголы, или хунну, или тюрки пошли на запад, что вечно жаждали завоеваний или были "трутнями человечества", как написал о кочевниках француз Виоллс-ле-Дюк (моральная европейская оценка), или что плоскогорья Внутренней Азии всегда испытывали демографическое давление на скудость своих ресурсов (Ф.Энгельс, а затем в значительной степени А.Тойнби — материалистическая оценка, вошедшая в сталинизм, а затем воплощенная у нас в институтах востоковедения или истории в истмат).

Страницы: 1 2

Реформы в области образования и культуры
Политика государства была направлена на просвещение общества, реорганизацию системы образования. Просвещение при этом выступало как особая ценность, отчасти противостоявшая религиозным ценностям. Идеал веры заменялся идеалом рационального познания. Богословские предметы в школе уступали место естественнонаучным и техническим: математике ...

Древнеегипетская Книга мертвых. История создания «Книги мертвых».
Языческое египетское богословие — явление поистине величественное: оно развивалось дольше, чем существует вся европейская цивилизация,— более 3600 лет. Влияние, оказанное им на все существовавшие и существующие богословские учения,— огромно. Подлинные первоначала всех эзотерических учений Запада и Востока залегают в грандиозном здании х ...

Эра реформ.
Главной задачей реформ стало обеспечение стабильности режима. Ради этого в 1869 был установлен контроль над крупными феодальными владениями, а в 1871 они были вообще ликвидированы. Тем самым был открыт путь к созданию централизованной системы управления. С 1885 на ее вершине находился кабинет министров. Даймё и самураи потеряли свои пра ...