Исторические хроники » Оборона Шипки » “Шипкинское сидение”.

“Шипкинское сидение”.
Страница 2

Со второй половины ноября наступила суровая зима, и военные действия на Шипке преостановились. Большая часть армии Сулеймана-паши была отведена в Шейново на зимние квартиры. Опасность внезапных атак почти миновала. Однако положение защитников Шипки не улучшилось. Начался тяжёлый период зимнего ‘шипкинского сидения’. Местные жители ещё раньше говорили о возможности зимовать на вершинах Шипкинского перевала, рассказывали об осенних и зимних бурях, продолжающихся нередко неделями. Вначале войска относились к этим рассказам с некоторым недоверием, считая их преувеличенными, но скоро пришлось убедиться в их справедливости.

Русское командование плохо заботилось о снабжении войск. В подвозе продовольствия и фуража часто возникали перебои. Обыкновенно пищу доставляли в котлах, установленных на передках провиантских телег. Зачастую она пребывала совершенно остывшая, почти замёрзшая. При гололедице котлы не представлялось возможности доставить на позиции, тогда привозили одно мясо и воду на вьюках. “В темноте, по скользким, крутым тропам, взбираясь на скалы, люди падали, опрокидывали пищу и даже теряли котелки. Со временем установившейся гололедицы прекратилась всякая возможность подвоза пищи, и поэтому, с половины ноября, было признано довольствовать людей консервами”. Начальник Шипкинской позиции Ф.Ф. Радецкий ещё в начале ноября доносил главнокомандующему: “В Тырнове и Габрове сухарей нет; сообщение между этими городами и Шипкой может в скором времени прекратиться вовсе. Если не будет немедленно выслан в Габрово двухмесячный запас сухарей, крупы и спирту, то Шипкинскому отряду… угрожает голод… Обо всём этом я неоднократно сносился с полевым интендантством, а запаса всё-таки нет”.

Неблагополучно состояло дело со снабжением людей обувью и обмундированием. Зимой потребовались валенки и полушубки. Их доставили на Шипку с запозданием—только к весне, к тому же не все войска были ими обеспечены. “Одежда нижних чинов стала промерзать до тела, образуя твёрдую леденящую кору, так что на больных и раненых надо было ножом разрезать не только шинели, но и штаны; шинели так крепко промерзали, что без посторонней помощи нельзя было отвернуть полы: они не сгибались, а ломались; только с большим усилием можно было согнуть руку. Когда же поднимался буран, то со стороны ветра так быстро нарастал толстый слой льда, что едва можно было двигаться, свалившийся с ног человек без посторонней помощи не мог встать, затем в несколько минут его заносило снегом и приходилось его откапывать”.

Трудности доставки материалов и топлива, каменистый грунт не позволяли построить удобные землянки. “Эти землянки, вырытые по склонам гор, представляли собою нечто ужасное, — вспоминает Бороздин. — Когда в них ютились люди (обыкновенно столько, сколько могло уместиться на полу, тело вплотную к телу), делалось довольно тепло. Тогда стены и потолок начинали ‘отходить’, отовсюду просачивалась влага, и через два-три часа люди лежали в воде. Промокшие до костей, они выходили на мороз, и… можно себе представить, что они должны были перечувствовать в это время. Случалось, что оттаявшие пласты земли обрушивались на спящих, и тогда людей приходилось откапывать, причём нередко извлекали посиневшие трупы”. Участник войны Л.Н. Соболев писал: “Ни в одной траншее огня развести нельзя; одежда всех офицеров и солдат изображает из себя одну сплошную ледяную кору (например, башлыков развязать нельзя; при попытке сделать это—куски его отваливаются)”. Он называет ‘шипкинское сидение’ эпопеей русского солдата и приводит отрывок из донесения полковника М.Л. Духонина, коменданта горы Святого Николая, от 17(29) декабря 1877 года, в котором, по его мнению, дана самая верная картина той непрерывной драмы, которая происходила на Шипке. “В ночь с 16 на 17-е поднялась снежная буря достигшая на верхних скалах горы Святого Николая степени урагана. Батальоны 55-го и 56-го пехотных полков поднялись на гору с величайшими затруднениями гуськом; проводники едва могли отыскать среди снежной бури свои ложементы и довести роты… Возвращаясь по смене, 1-я рота 55-го полка в полном составе была свалена вихрем ветра и покатилась. Люди, кое-как удерживая друг друга, поднялись…” Такие бураны на Шипке бывали довольно часто. Во время вьюг и метелей нередко отказывали ружья. Командиры подразделений доносили: “При настоящих сильных морозах затруднительно стрелять из ружей Бердана; курок не спускается и даёт осечку; масло застывает, затворы приходится вынимать и держать в кармане”.

Страницы: 1 2 3

Ф. Прокопович как видный деятель просвещения
Феофан Прокопович (1681 —1736) воспитывался у своего дяди, ректора Киевской академии. В ней будущий общественный деятель основательно изучил русский и латин­ский языки, по окончании философского класса продолжал образование в Польше, а затем Риме, где овладевал поэзией, риторикой, философи­ей, «римскими древностями». Вернувшись на родин ...

Лариса Денисенко
Родилась: 17 июля 1973 года 2002 г.: Дебют в литературе 2006 г.: Выход книги Танці в масках Как один из адвокатов представляет интересы граждан в Европейском суде по правам человека. Работала директором департамента международного права Министерства юстиции, советником Министра юстиции, научным консультантом парламентских комитетов, ...

В осажденном Ленинграде
Ленинград переживал дни, полные тревоги и неожиданностей: участились налеты вражеской авиации, начались пожары и, что было самым опасным, истощались запасы продовольствия. Немцы захватили последнюю железную дорогу, связывающую Ленинград со страной. Транспортных средств по доставке через озеро было крайне мало, к тому же суда подвергалис ...