Исторические хроники » Завоевание Сибири » Присоединение Сибири к Русскому государству

Присоединение Сибири к Русскому государству
Страница 1

Вопрос о характере включения Сибири в состав Русского государства и значении этого процесса для местного и русского населения давно привлекал внима­ние исследователей. Еще в середине XVIII в, историк-академик Российской Академии наук Герард Фридрих Миллер, один из участников десятилетней научной экс­педиции в Сибирском крае, познакомившись с архивами многих сибирских городов, высказал мысль, что Си­бирь была завоевана российским оружием.

Выдвинутое Г. Ф. Миллером положение о завоева­тельном характере включения края в состав России довольно прочно закрепилось в дворянской и буржуаз­ной исторической науке. Спорили лишь о том, кто был инициатором этого завоевания. Одни исследователи от­водили активную роль деятельности правительства, другие утверждали, что завоевание осуществили част­ные предприниматели Строгановы, третьи полагали, что Сибирь была завоевана вольной казачьей дружиной Ермака. Имелись сторонники и различных сочетаний указанных выше вариантов.

Миллеровское истолкование характера включения Сибири в состав России перешло и в труды советских историков 20—30-х гг. нашего столетия.

Исследования советских историков, вни­мательное прочтение опубликованных документов и вы­явление новых архивных источников позволили установить, что наряду с военными экспедициями и размеще­нием в основанных в крае русских городках небольших военных отрядов, имели место многочисленные факты мирного продвижения русских землепроходцев—промысловщиков и освоения значительных районов Сиби­ри. Ряд этнических групп и народностей (угры—ханты Нижнего Приобья, томские татары, группы чатов Сред­него Приобья и др.) добровольно вошли в состав Рус­ского государства.

Таким образом, оказалось, что термин «завоевание» не отражает всего существа явлений, происходивших в крае в этот начальный период. Историки (прежде все­го В. И. Шунков) предложили новый термин «присоеди­нение», в содержание которого включаются факты и завоевания отдельных районов, и мирного освоения рус­скими переселенцами слабо заселенных долин сибир­ских таежных рек, и факты добровольного принятия не­которыми этническими группами русского подданства.

По-разному решался вопрос о том, что принесло на­родам Сибири присоединение к Русскому государству. Дворянская историография с присущей ей апологетикой царизма стремилась приукрасить правительственную деятельность. Г. Ф. Миллер утверждал, что царское правительство в деле управления присоединенной тер­риторией практиковало «тихость», «ласковое уговари­вание», «дружеские угощения и подарки», а «стро­гость» и «жесточь» проявляло только в тех случаях, ко­гда «ласка» не действовала. Такое «ласковое» управле­ние, по мнению Г. Ф. Миллера, позволяло русскому правительству в Сибири «много полезного учинять» с «немалою тамошней стране пользою». Это утверждение Миллера с различными вариантами длительное время устойчиво держалось в дореволюционной историографии Сибири и даже у отдельных историков советского пе­риода.

По-иному рассматривал вопрос о значении включе­ния Сибири в состав России для коренного сибирского населения дворянский революционер конца XVIII в. А. Н. Радищев. Он давал резко отрицательную харак­теристику действий царских чиновников, купцов, ростовщиков и православного духовенства в Сибири, подчер­кивал, что все они «алчны», «корыстолюбивы», безза­стенчиво грабят местное трудовое население, отнимая у них пушнину, доводя их до обнищания.

Оценка Радищева нашла поддержку и дальнейшее развитие в трудах АП. Щапова и С. С. Шашкова. А. П. Щапов в своих сочинениях выступил со страст­ным обличением правительственной политики в отно­шении Сибири вообще и ее народов в частности, при этом он подчеркивал положительное воздействие хо­зяйственного и культурного общения русских крестьян и ремесленников с сибирскими народностями.

Отрицательную оценку результатов деятельности царской администрации в Сибири, выдвинутую А. Н. Радищевым, разделял современник Щапова СС. Шашков. Используя конкретные материалы сибирской жиз­ни, показывая угнетенное положение трудового нерус­ского населения края для обличения современной ему социальной действительности, демократ и просветитель С. С. Шашков в своих публицистических статьях при­ходил к выводу об отрицательном значении в целом включения Сибири в состав Русского государства. В отличие от Щапова, С. С. Шашков не рассматривал вопрос о деятельности трудового русского населения по развитию производительных сил края и влиянию этой деятельности на хозяйство и социальное развитие местных сибирских жителей.

Эта односторонность С. С. Шашкова в решении воп­роса о значении вхождения края в состав России была принята «на вооружение» и развита дальше представи­телями сибирского областничества с их противопостав­лением Сибири и сибирского населения России всему русскому населению страны.

Страницы: 1 2 3 4

Основные события восточного похода Александра Македонского
Первые годы правления. После убийства отца весной 336 до н. э. стал при поддержке войска македонским царем; уничтожил потенциальных претендентов на престол – своего единокровного брата Карана и двоюродного брата Аминту. Узнав, что многие греческие полисы отказались признать его гегемоном Эллады, в начале лета 336 до н.э. двинулся в Грец ...

Россия во второй четверти ХIХ века.
Событий декабря 1925 г. Александр-I уже не видел. Трон занял его младший брат Николай-I. Его политическим идеалом был Петр Великий, которому царь и пытался подражать. В области государственного переустройства основным достижением стала работа по кодификации законов Российского государства. Полное их собрание составило 47 томов. И, хот ...

Правление Бориса Годунова
После смерти Федора, Бориса Годунова избрал на трон Земский собор. Впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству. Борис Годунов был талантливым политическим деятелем. Он не стал прибегать к широкому террору, а расправлялся лишь с реальными врагами, и он хотел вывести страну из запустения, закрепостив крестьян. Рост ...