Исторические хроники » Завоевание Сибири » Присоединение Сибири к Русскому государству

Присоединение Сибири к Русскому государству
Страница 1

Вопрос о характере включения Сибири в состав Русского государства и значении этого процесса для местного и русского населения давно привлекал внима­ние исследователей. Еще в середине XVIII в, историк-академик Российской Академии наук Герард Фридрих Миллер, один из участников десятилетней научной экс­педиции в Сибирском крае, познакомившись с архивами многих сибирских городов, высказал мысль, что Си­бирь была завоевана российским оружием.

Выдвинутое Г. Ф. Миллером положение о завоева­тельном характере включения края в состав России довольно прочно закрепилось в дворянской и буржуаз­ной исторической науке. Спорили лишь о том, кто был инициатором этого завоевания. Одни исследователи от­водили активную роль деятельности правительства, другие утверждали, что завоевание осуществили част­ные предприниматели Строгановы, третьи полагали, что Сибирь была завоевана вольной казачьей дружиной Ермака. Имелись сторонники и различных сочетаний указанных выше вариантов.

Миллеровское истолкование характера включения Сибири в состав России перешло и в труды советских историков 20—30-х гг. нашего столетия.

Исследования советских историков, вни­мательное прочтение опубликованных документов и вы­явление новых архивных источников позволили установить, что наряду с военными экспедициями и размеще­нием в основанных в крае русских городках небольших военных отрядов, имели место многочисленные факты мирного продвижения русских землепроходцев—промысловщиков и освоения значительных районов Сиби­ри. Ряд этнических групп и народностей (угры—ханты Нижнего Приобья, томские татары, группы чатов Сред­него Приобья и др.) добровольно вошли в состав Рус­ского государства.

Таким образом, оказалось, что термин «завоевание» не отражает всего существа явлений, происходивших в крае в этот начальный период. Историки (прежде все­го В. И. Шунков) предложили новый термин «присоеди­нение», в содержание которого включаются факты и завоевания отдельных районов, и мирного освоения рус­скими переселенцами слабо заселенных долин сибир­ских таежных рек, и факты добровольного принятия не­которыми этническими группами русского подданства.

По-разному решался вопрос о том, что принесло на­родам Сибири присоединение к Русскому государству. Дворянская историография с присущей ей апологетикой царизма стремилась приукрасить правительственную деятельность. Г. Ф. Миллер утверждал, что царское правительство в деле управления присоединенной тер­риторией практиковало «тихость», «ласковое уговари­вание», «дружеские угощения и подарки», а «стро­гость» и «жесточь» проявляло только в тех случаях, ко­гда «ласка» не действовала. Такое «ласковое» управле­ние, по мнению Г. Ф. Миллера, позволяло русскому правительству в Сибири «много полезного учинять» с «немалою тамошней стране пользою». Это утверждение Миллера с различными вариантами длительное время устойчиво держалось в дореволюционной историографии Сибири и даже у отдельных историков советского пе­риода.

По-иному рассматривал вопрос о значении включе­ния Сибири в состав России для коренного сибирского населения дворянский революционер конца XVIII в. А. Н. Радищев. Он давал резко отрицательную харак­теристику действий царских чиновников, купцов, ростовщиков и православного духовенства в Сибири, подчер­кивал, что все они «алчны», «корыстолюбивы», безза­стенчиво грабят местное трудовое население, отнимая у них пушнину, доводя их до обнищания.

Оценка Радищева нашла поддержку и дальнейшее развитие в трудах АП. Щапова и С. С. Шашкова. А. П. Щапов в своих сочинениях выступил со страст­ным обличением правительственной политики в отно­шении Сибири вообще и ее народов в частности, при этом он подчеркивал положительное воздействие хо­зяйственного и культурного общения русских крестьян и ремесленников с сибирскими народностями.

Отрицательную оценку результатов деятельности царской администрации в Сибири, выдвинутую А. Н. Радищевым, разделял современник Щапова СС. Шашков. Используя конкретные материалы сибирской жиз­ни, показывая угнетенное положение трудового нерус­ского населения края для обличения современной ему социальной действительности, демократ и просветитель С. С. Шашков в своих публицистических статьях при­ходил к выводу об отрицательном значении в целом включения Сибири в состав Русского государства. В отличие от Щапова, С. С. Шашков не рассматривал вопрос о деятельности трудового русского населения по развитию производительных сил края и влиянию этой деятельности на хозяйство и социальное развитие местных сибирских жителей.

Эта односторонность С. С. Шашкова в решении воп­роса о значении вхождения края в состав России была принята «на вооружение» и развита дальше представи­телями сибирского областничества с их противопостав­лением Сибири и сибирского населения России всему русскому населению страны.

Страницы: 1 2 3 4

Соловецкий монастирь
В XV веке православные подвижники Зосима, Савватий и Герман избрали для молитвенного уединения и пустынножительства Соловецкие острова, расположенные в Белом море в 165 километрах от северного полярного круга. В 1429 году иноки Савватий и Герман после трехдневного морского путешествия на лодке достигают Большого Соловецкого острова. Не ...

Эволюция государственно-правовой и политической системы России в XIX в. Правление Александра I
Россия этого периода — абсолютная монархия. Император возглавлял всю систему власти в стране, осуществлял объединение и координацию всех отраслей управления. В этот период монарх начинает рассматриваться не просто как «отец нации», что характерно для всех традиционных обществ, но и как хранитель законности. В начале XIX в. инициатором ...

Скифские мифы и эпос. Религия и религиозные обряды. 
Греческие писатели, в частности Геродот, донесли до нас отрывки скифских мифов, легенд и эпоса. Знакомо нам и имя родоначальника скифов Таргитая, которого греки при передаче одного из вариантов этой легенды превратили в своего героя Геракла. У различных племен степных скифов этот миф имел свои варианты. Известно кое - что и из сказочно ...