Исторические хроники » Роль военного фактора в истории России » Теоретические аспекты понятия "военный фактор". Представления историков о сущности военного фактора и его роли в истории русских земель в XIII веке

Теоретические аспекты понятия "военный фактор". Представления историков о сущности военного фактора и его роли в истории русских земель в XIII веке
Страница 2

Таким образом, можно сделать вывод о том, что историки, работы которых были рассмотрены нами, в основном характеризуют военный фактор в деятельности князей не как серьезный аспект их политической деятельности. В их сочинениях он упоминается вскользь, как сопутствующий фактор политической деятельности князей.

Военная история не входила в сферу научных интересов исследователей принадлежавших "юридической школе", однако они, касаясь междукняжеских отношений, отношений князей и земли, косвенно характеризуют действия князей и объясняют возможные мотивы их военной деятельности[18]. Видные представители "юридической школы", В.И. Сергеевич и М.Ф. Владимирский - Буданов, характеризуя политическую систему средневековой Руси, сделали целый ряд ценных наблюдений, долго не обращавших на себя внимания исследователей[19]. "Закостенелость", свойственная структурам и явлениям в подаче историков-"юристов", неоднократно отмеченная исследователями, не лишает ценности их выводов, которые касаются военной организации русского общества, которые имеют непременную ценность для определения сущности военного фактора[20].

В.И. Сергеевич, касаясь объединительной деятельности московских князей, указал на то, что приобретения Василия I (1392) и Василия II (1456) носили несправедливый, с точки зрения господствовавшего обычая, характер, хотя эта идея не вполне последовательно им излагается.

М.Ф. Владимирский-Буданов, описывая вслед за предшественниками деятельность московских князей, видел разницу между ними и всеми остальными князьями, хотя в гораздо более умеренной форме. С его точки зрения московские князья действовали, руководствуясь большей частью личными и династическими интересами, но иногда возвышались и до сознания великих общерусских задач[21].

Таким образом, для исследований юридической школы в некоторой степени свойственна ситуация, когда исследователи видят несоответствие материала имеющейся концепции и, не желая игнорировать факты, пытаются их примирить с государственной идеей, к чему их обязывало и первоначальное название школы.

В общих чертах была дана картина военно-политической активности князей в "Курсе русской истории" В.О. Ключевского[22]. Не вдаваясь в детали фактической истории, исследователь создал образ довольно агрессивных правителей, хватающих "все, что плохо лежит". Кроме того, анализируя методы политического действия "собирателей русских земель", он включил военные захваты в число пяти основных политических инструментов[23].

Таким образом, как и у С.М. Соловьева, явно указана основная черта политики московских князей в начальном этапе истории княжества - ее агрессивность. Однако в силу направленности исследования на социально-экономические, по преимуществу, аспекты отечественной истории и жанра работы, - курс лекций, эти наблюдения не получили развития.

Немногословна информация в советской историографии, которая касается проблем влияния монгольского нашествия, в частности организации монгольского общества и государства на процесс дальнейшего политического развития русского государства.

Особенно, необходимо остановится на работе Д. Феннела[24], так как эта работа является независимым взглядом иностранного ученного - историка на те процессы, которые происходили в рассматриваемый нами период.

Анализ политической ситуации требует от Феннела, в частности учета множества тех факторов, которые обусловили возвышение Москвы.

Классификацию этих факторов автор пытается построить иерархически, ссылаясь на Э. Карра, писавшего об иерархии причин при объяснении истории. Однако в феннеловской иерархии явное предпочтение

отдается фактам политической борьбы.

Возрождая тезис Н.М. Карамзина, который гласил, что Москва обязана своим величием ханам, в советской историографии частично разделявшийся В.Т. Пашуто, Феннел полагает, что система контроля со стороны татар определяла позиции и авторитет русских князей.

Вторым решающим фактором, по мысли Феннела, и в данном случае неоригинальной, была церковь, выступавшая на стороне великих князей владимирских и пользовавшаяся льготами ханов. Ордынскую политику, как считает Дж. Феннел, направляло враждотворное желание поддержать слабого князя против сильного, в том числе и московских князей против Литвы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в рамках данного этапа развития исторической науки, трактовка понятия "военный фактор" не была определена, так как в основном исследователями были даны описания военных компаний русских князей, а также отмечалось то, что военные действия русских князей являлись составной частью государственной политики. Хотя это и не было определено исследователями, но военный фактор можно трактовать как политический фактор, составную часть государственной политики[25].

Страницы: 1 2 

Причины поражения русских войск и установление монгольского ига
Как свидетельствуют летописи, в русских городах следили за продвижением монголо-татар, знали об их приближении и завоевательных планах, готовились к обороне[65]. Однако за монголо-татарами оставалось подавляющее превосходство в военных силах. При самых скромных подсчетах их армия насчитывала от 37,5 тыс. до 75 тыс. человек и использова ...

Конфликт между парламентом и армией.
К этому времени все отчетливее становились расхождения между парламентом и армией. Для заседавших в парламенте пресвитериан революция, по сути, была завершена. Их вполне устраивала идея верховенства парламента, который осуществляет власть в стране вместе с королем, т.е. идея политического строя по типу конституционной монархии. Индепенд ...

Городская культура. Просвещение
Фео­дальная культура полнее всего проявилась в городах. Но следует помнить, что средневе­ковый город не был единым — его население составляли феодалы, богатые купцы и духо­венство, с одной стороны, и простые посад­ские люди — городские низы (мастера, мел­кие торговцы, матросы «корабельных пристаниц», работные люди) — с другой. Руками го ...