Исторические хроники » Петр Первый » Внешняя  политика  после  Нарвского  сражения  и  до  конца  правления  Петра.

Внешняя  политика  после  Нарвского  сражения  и  до  конца  правления  Петра.
Страница 4

После кампании 1709 г. война со шведами, в общем, шла вяло. Для Петра существовало два театра войну со Швецией: как сильнейший член коалиции против Карла, он участвовал в общих союзнических предприятиях на южном берегу Балтийского моря, где были шведские провинции (Померания), в то же время действовал и особо от союзников, завоёвывая Финляндию.

Приобретение Финляндии для Петра казалось важным делом «двух ради причин главнейших (так писал он адмиралу Апраксину): первое — было бы что при мире уступить… другое, что сия провинция есть матка Швеции, как сам ведаешь: не только что мясо и прочее, но и дрова оттоль». В 1713- 1715 гг. русские воска и флот овладели Финляндией и стали грозить самой Швеции. Таким образом, на этом театре войны Петр имел положительный успех.

Менее удачно шли дела с союзниками. Военные действия против шведов на юге от Балтийского моря были, правда, не без удач: шведы теряли свои североамериканские владения. Но дипломатические недоразумения и столкновения мешали ему единству союзных действий. Когда, после Прутского похода, Петр в 1711 и 1712 гг. приезжал в Германию, ему удалось теснее сблизиться с Пруссией: но прочими своими союзниками он уже был недоволен за их неискренность и неумение согласно вести войну. Но в то же самое время и дипломатия, и западноевропейская публицистика были, в свою очередь, недовольны Петром. Они ему приписывали ему и завоевательные виды на Германию, в его дипломатах видели диктаторские замашки и боялись вступления русских вспомогательных войск в Германию. И после неудачи на Пруте Петр своим могуществом был страшен Европе.

От союза с Петром, однако, не отказывались. При участии русских союзники вытеснили шведов окончательно из их германских владений в 1715 и 1717 гг. Не помогло шведам и присутствие самого Карла, который в 1714 г. вернулся из Турции. Одновременно с взятием у шведов последней крепости в Германии (Висмара) союзники задумали высадку в самую Швецию и отдали союзные флоты под личное начальство Петра, но высадка не состоялась благодаря крупным недоразумениям между Петром и союзниками. Петр думал занять Висмар своими войсками, желая передать его герцогу Мекленбургскому, за которого выдал замуж свою племянницу Екатерину Иоанновну. Но датская и германская дипломатии воспротивились занятию Висмара, ибо видели в этом желание русских овладеть и Мекленбургом, и Висмаром. В это время (1716 г.) страх перед Петром достиг своего апогея. Петр действительно держал себя с чувством собственного достоинства и давал понять союзникам свои силы. Благодаря этому он стал любимым предметом политических памфлетов, которые приписывали самые чудовищные завоевательные планы.

Опасения прессы разделяла и дипломатия: английские дипломаты делали представления германскому императору о необходимости удалить русских из Германии; датчане желали, чтобы Петр со своими войсками оставил Данию, где он был в 1716 г.; в Германии требовали выхода русских из Мекленбурга, Петр всюду видел страх и недоброжелательство, то скрытое, то явное. Понимая, что при таких условиях нет возможности действовать против шведов решительно, и рассерженный недопущением русских в Висмар, Петр пришёл к мысли действовать отдельно от союзников. Голштинский дипломат барон Герц взялся быть посредником между Петром и Карлом, но, пока это посредничество не привело ещё к определенным результатам, Петр вступил в оживлённые сношения с Францией, которая до тех пор держала сторону Швеции, а к России была враждебна, потому что Москва дружила с её врагом — германским императором. В 1717 г. Петр предпринял даже поездку через Голландию во Францию с надеждой заключить и политический и брачный союз с французским королём (малолетним Людовиком XV). На пребывание Петра в Париже, представляющее любопытный эпизод в личной жизни Петра, не привело и к чему. Он добился только обещания Франции отступить от дружеских договоров со Швецией. Возвратившись в Голландию, Петр возобновил переговоры с герцем об отдельном мире между Швецией и Россией. На 1718 год был назначен русско-шведский конгресс на Аландских островах.

Конгресс этот состоялся (нашей стороны были на конгрессе Брюс и Остерман). Обе стороны желали мира, но об условиях его не могли сговориться очень долго. Когда же пришли к соглашению, смерть Карла XII помешала делу. После Карла на престол Швеции была избрана его сестра Ульрика - Элеонора, и правление перешло в руки аристократии. Переговоры о мире были прерваны, и возобновилась война. Но теперь Петр стал действовать крайне решительно. Несмотря на поддержку Англии, оказанную Швеции, Петр ежегодно – в 1719, 1720 и 1721 гг., - посылал русские корпуса в самую Швецию и этим принудил шведское правительство возобновить мирные переговоры. В 1721 г. состоялся съезд русских и шведских дипломатов в Ништадте (недалеко от Або), и 30 августа 1721 г. мир был заключён. Условия Ништадского мира были таковы: Петр получил Лифляндию, Эстляндию, Ингрию и Карелию, возвращал Швеции Финляндию, уплачивал два миллиона ефимков (голландских талеров) и в четыре года не принимал на себя обязательств против прежних союзников. Петр был чрезвычайно доволен этим миром и торжественно праздновал заключение его.

Страницы: 1 2 3 4 5

Политика «Открытых дверей»
Если у Маккинли и были какие-либо сомнения в отношении целесообразности империалистического внешнеполитического курса, то успешное для США развитие событий испано-американской войны продемонстрировало их необоснованность – уже в ходе войны президент заявил, что по ее окончании США сохранят за собой все, что захотят. В том же 1898 г. он ...

Культура микенской Греции
На первых этапах своего развития микенская культура испытала на себе очень сильное влияние более передовой минойской цивилизации. Религиозные воззрения ахейцев сложились под сильным влиянием критской цивилизации. Главным божеством, судя по всему, как и на Крите, была богиня – "владычица". Впрочем, в религии микенской эпохи ест ...

Судан в XVI - начале XVII в.
Арабы-бедуины, заселившие степи и саванны Судана, способствовали распространению ислама, арабской культуры и народного арабского языка. За несколько столетий Судан резко поменял свой культурный облик, складывавшийся тысячелетиями. Однако бедуины не могли стать ядром новой политической системы. В этой роли выступали политические элиты дв ...