Исторические хроники » Англия после Второй мировой войны » Тегеранская конференция

Тегеранская конференция
Страница 3

“Англичане,—писал Леги,—не имели такой глубокой заинтересованности в Китае, как мы. Создавалось впечатление, что они не учитывают того, что поражение Японии будет стоить гораздо больше кораблей, человеческих жизней, не говоря уже о долларах, если плохо вооруженные, плохо питающиеся армии [китайские.—С. Б.] не будут удержаны на поле боя . Американские руководители штабов были убеждены, что поддержка Китая имела принципиальное значение для нашей собственной безопасности и для успеха союзников”[9].

В связи с этим становится понятным, почему американские политики соглашались на включение Китая в группу “Четырех полицейских”. Ведь в происходившей войне с Японией была необходима помощь китайского народа, и поэтому американская сторона считала уместным осуществить некоторые мероприятия, направленные на повышение престижа Китая.

Реализация концепции “великих держав” в предложенной Рузвельтом форме не могла получить необходимой поддержки со стороны других государств.

Роль великих держав, предусмотренная предложением, известным под названием “Четыре полицейских”, была несовместима с принятым принципом суверенности. По сути дела, предлагаемый орган должен был решать вопрос о санкциях, а участвующие в нем государства— осуществлять их при помощи своих войск. Располагая столь широкой компетенцией, он не предусматривал соучастия других государств, кроме государств Большой четверки. Государства, не относящиеся к Большой четверке, не имели никакого представительства в этом органе и, таким образом, не оказывали какого-либо влияния на существенные для мира и безопасности решения. На практике это означало верховенство Большой четверки, совершенно не считающееся с мнением других государств. Поэтому данный проект оказался неприемлемым. Хотя окончательного решения по вопросу структуры будущей международной организации принято не было, однако сам факт начала дискуссии и обмен мнениями способствовали прогрессу в решении этого вопроса.

Основное внимание на Тегеранской конференции было уделено проблеме создания второго фронта в Европе в 1944 году. При обсуждении этого вопроса западные государства оправдывались в том, что вопреки конкретным обязательствам они до сих пор не открыли второго фронта. Характерно, что, обосновывая проволочку, они ссылались на американо-английские операции в бассейне Средиземного моря. Однако следует указать, что на Тегеранской конференции они даже не пытались утверждать, что итальянская кампания была вторым фронтом в Европе. Излагая ход Тегеранской конференции, Черчилль пишет, что операции в бассейне Средиземного моря осуществлялись “с полным сознанием того, что они носят второстепенный характер”[10]. В ходе длительных совещаний относительно будущих военных действий выявились серьезные разногласия и даже конфликты между американским и английским правительствами, причем предпринимались попытки смягчить их. Вообще дискуссия, связанная с проблемами войны, на которых мы здесь не останавливаемся, обнаружила много спорных вопросов, решить которые пытались с помощью переговоров.

Чтобы надлежащим образом оценить значение Тегеранской конференции для дела будущего мира, нельзя ограничиться только ее решениями или же материалами дискуссии. Необходимо обратить внимание на последствия, которые имела эта конференция для сотрудничества великих держав. В приказе верховного главнокомандующего Красной Армии, изданном вскоре после Тегеранской конференции (23 февраля 1944 года), нашла выражение позиция советского правительства. В нем говорилось:

“ .в основе антигитлеровской коалиции лежат жизненно важные интересы союзников, поставивших задачу разгромить гитлеровскую Германию и ее сообщников в Европе. Именно эта общность коренных интересов ведет к укреплению боевого союза СССР, Англии и США в ходе войны”[11].

Черчилль, выступая в палате общин 22 февраля 1944 года с обширным отчетом о текущем военном положении, возвратился к вопросу о конференции в Тегеране.

“Личные контакты, которые мы установили,—сказал он тогда,—были—и я глубоко убежден, будут—полезными для нашего общего дела. Было бы очень немного разногласий между великими державами, если бы их главные представители могли встречаться раз в месяц. Во время таких встреч, как официальных, так и частных, могли бы быть свободно и откровенно поставлены все трудные вопросы, а наиболее деликатные из них рассмотрены без риска, раздоров и недоразумений, которые имеют место, когда единственным средством контакта является переписка”[12].

Страницы: 1 2 3 4

Правление бана Куэна-Хедервари и наступление реакции (1883—1903).
Время правления бана графа Кароля Куэна-Хедервари, беспощадно подавлявшего хорватскую оппозицию, известно в истории как период «твердой руки». Его основной задачей было создание сильного и единого венгерского государства в рамках Австро-Венгрии. Используя и разжигая хорвато-сербские противоречия, Куэн-Хедервари опирался на хорватскую и ...

Место армии в политической системе Римской империи в период принципата
Римская армия регулярная, надежная и твердая. Она составляла оплот правителей Римской империи в их внутренней и внешней политике. С момента кризиса республики армия становится решающей силой в политической жизни страны. На эту силу опирались все претенденты на власть. Само начало истории Римской империи может служить нам иллюстрацией эт ...

Военный фактор и его роль в процессе объединения русских земель. Усиление военных действий с середины XIV века
Незаметно центр объединительного процессе перемещался на северо-запад Москвы, что способствовало активному усилению Московского княжества при князе Даниле Александровиче. "Примыслы" Даниила Александровича не только увеличили территорию Московского княжества по меньшей мере втрое, но и раздвинули ее до естественных границ: на ...