Исторические хроники » Социально-политические причины упадка династии Пехлеви (1960–1978 гг.) » Иран при правлении Мохаммеда Реза-шаха Пехлеви. Внутренняя и внешняя политика Реза-шаха

Иран при правлении Мохаммеда Реза-шаха Пехлеви. Внутренняя и внешняя политика Реза-шаха
Страница 2

Как было отмечено, 50-е годы стали временем, когда усилия мирового империализма были направлены на то, чтобы, укрепляя связывающие Иран с Западом политические и экономические узы, превратить его в своего послушного партнера и обеспечить западным монополиям свободную эксплуатацию Иранской нефти. Эта стратегия воплотилась в таких событиях и актах, как заключение в 1954 г. соглашения о нефти, приведшего к установлению контроля крупнейших нефтяных корпораций США и Англии над добычей и сбытом иранской нефти, вступление Ирана в 1955 г. в Багдадский пакт, заключение соглашения с США о гарантиях американских частных капиталовложений в Иране (1957), присоединение к «доктрине Эйзенхауэра» (1958), заключение с США двустороннего военного соглашения (1959).

Упрочение позиций США и других империалистических стран в Иране происходило в условиях, когда его правящие круги всемерно содействовали усилению власти шаха. Иранский парламент был фактически лишен основных законодательных функций и права контроля над деятельностью органов исполнительной власти. Меджлис и сенат стали послушным орудием в руках шахского двора и правительства. В парламент избирались лишь деятели, лояльные в отношении шахского двора. Любая попытка создать оппозицию жестоко преследовалась. Главным инструментом борьбы с прогрессивными элементами стал созданный в 1957 г. САВАК, выполнявший функции политической полиции, разведки и контрразведки.

Все эти меры, включая финансовую и иную помощь США и других государств Запада, способствовали сохранению власти шаха и правящей элиты, но не смогли вывести Иран из состояния экономической и социальной отсталости. Проводившаяся правительством Манучехра Эгбаля (1957—1960) в угоду иностранным монополиям и иранской компрадорской буржуазии политика «открытых дверей» лишь обострила социально-политические и экономические проблемы страны. Увеличение внешнего долга и рост дефицита платежного баланса, спад деловой активности, рост числа банкротств, ухудшение материального положения рабочих, крестьян и мелкобуржуазных слоев, распрение масштабов безработицы и неполной занятости и другие негативные явления усиливали оппозиционные настроения. Недовольство политикой правящих кругов распространилось только на трудящиеся классы и средние городские слои, но на значительную часть национальной буржуазии.[2]

Разногласия в верхах содействовали росту популярности оппозиционных сил — буржуазных и мелкобуржуазных группировок, примыкавших в своем большинстве к платформе Национального фронта. Под давлением критических выступлений общественности как внутри страны, так и в эмиграции в 1960 г. власти были вынуждены согласиться на легализацию НФ и входивших в него организаций, запрещенных после переворота 1953 г. Учтя неустойчивое положение правящей верхушки Ирана, США в тот период пошли на установление негласных политических контактов с умеренными лидерами буржуазной оппозиции. Некоторые авторы не без основания временную легализацию НФ прямо связывают с американской политикой.

В США А. Гарриман дал понять Мохаммеду Резе, что для стабилизации положения в Иране необходимы определенные перемены, в частности налоговая реформа и, хотя бы для видимости, демократизация общественно-политической жизни страны. Кеннеди не желал увеличивать финансовую и военную помощь Ирану для модернизации и укрепления его вооруженных сил, тогда как шах именно это считал своей первостепенной задачей. Эти вопросы стали основным предметом переговоров во время поездки шаха в США, состоявшейся позднее, в апреле 1962 г.

Валютно-финансовый и последовавший за ним политический кризис, неспособность правящих кругов добиться политической стабильности и, наконец, отказ США расширить военную и финансовую помощь режиму — все это свидетельствовало о приближении критической полосы для правящей верхушки Ирана, и, прежде всего для самого шаха. Осознав, что на прежней социальной базе, без подлинных перемен в экономике и политике сохранить в своих руках власть невозможно, шах и его окружение из числа старой аристократии и крупной буржуазии решили безотлагательно приступить к осуществлению реформ, идея которых ранее использовалась в основном в целях социальной демагогии и манипулирования общественным мнением.[3]

В 1963 году шах Мохаммед Реза Пехлеви (сын Реза-шаха) начал реформы, получившие название "белой революции". "Белая революция" была призвана превратить Иран в современное процветающее государство, своего рода "ближневосточную Японию". Страна действительно развивалась быстрыми темпами. Возможно, мечтам шаха, проводившего реформы с немалой энергией, суждено было бы сбыться, если бы не появление нового поколения пассионариев, объединенных ненавистью к шаху и избранной им модели развития общества. Закономерности этногенеза оказались сильнее, чем планы правившей Ираном верхушки, несмотря на всю мощь США, поддержавших шаха.

Страницы: 1 2 3 4

Либеральные 1920-е годы.
Во время Первой мировой войны в Японии происходил бурный расцвет промышленности. Расширилось производство текстильных товаров. Временное отсутствие европейской конкуренции создавало дополнительные перспективы для экспорта. Особенно быстрый прогресс наблюдался в судостроении, а также в добыче угля и черной металлургии. В 1925 было введе ...

Петербургское совещание 1820 г. решение о республике
Революционное брожение нарастало. Декабристы остро ощущали недостаточность способов для достижения намеченных целей. Очевидно что одного общественного мнения не хватит для достижения цели. Нет ли другой силы, на которую можно опереться и совершить революционный переворот? Не является ли этой силой армия? В армии в то время уже давно шл ...

Проблемные аспекты идеологии барона Унгерна
Почти во всех своих переписках барон не упускал поделиться своими взглядами на духовно-нравственное и политическое состояние человечества. Земной шар он делил на Запад и восток, а всё человечество – на белую и жёлтую расы.[51] На допросе 27августа Унгерн говорил: «Восток должен непременно столкнуться с Западом. Культура белой расы, пр ...