Исторические хроники » Генри Форд » О пользе невежества.

О пользе невежества.
Страница 1

Когда Европу охватила Первая Мировая Война, Генри, как и большинство американцев, преисполнился негодованием: там, за океаном, люди тысячами гибнут только потому, что это выгодно горстке беспринципных военных промышленников! Но только у Форда пустыми сетованиями дело не ограничилось… «Что такое мировая политика, как не механизм? – рассуждал он. – А значит, при поломке её можно взять и подрегулировать». Тот факт, сам он не разбирается ни в политике, ни в дипломатии, ни в истории, ничуть не смущал самонадеянного механика-самоучку, в считанные годы превратившегося в мультимиллионера.

Добившись приёма в Белом доме, Генри обрушил на президента Вильсона безумный план: посадить наиболее уважаемых людей Америки во главе с самим Вильсоном на корабль, взять с собой новинку фордовского производства – трактор и плыть в Европу, чтобы убедить промышленников: трактора принесут не меньше прибыли, чем оружие. Вильсон, впрочем, наотрез отказался участвовать во всем этом. «Наш президент – мелкая душонка, - проворчал Форд. – Что ж! Корабль всё равно поплывёт в Европу – с ним или без него!»

В доме Форда теперь постоянно толклись какие-то экзальтированные дамы, именующие себя пацифистками, - оплата их счетов за телеграммы, переездов с места на место и приемов обходилась не дешево, но Генри верил, что все это служит пользе человечества.

Накануне отплытия трансатлантического лайнера «Оскар II», фрахтовка которого обошлась в целое состояние, Форд созвал пресс-конференцию. Диалог проходил примерно так:

- В какую страну вы направитесь в первую очередь?

- Я не знаю. Решим по дороге.

- Кто поплывёт с вами, мистер Форд?

- Самые уважаемые люди Америки.

- Но кто именно?

- Точно не помню, справьтесь лучше у дам из комитете пацифистской партии.

- Почему вы думаете, что вам удастся таким образом остановить войну?

- О. вы увидите, нам это действительно удастся!

И вот в назначенный день оркестр на пристани грянул «Вперед, солдаты Во Христе!». Одновременно с ним другой оркестр, на палубе, заиграл «Не в солдаты я готовил сынка». Самых уважаемых людей Америки среди поднявшихся на борт «Оскара II» что-то не наблюдалось. По трапу ,миную контроль, вбежала романтическая парочка: отыскав среди пассажиров священника, они упросили совершить его таинство венчания. Рядом завязалась драка: какие-то немцы-эмигранты накинулись на эмигранта-француза с криками: «Ты ответишь нам за свою Антанту!» Вспышки магния слепили глаза – фотографов на борту оказалось не меньше сотни. Им с удовольствием позировали дамы из комитета пацифистской партии, сверкая мехами и бриллиантами – не иначе как оплаченными деньгами доверчивого Генри Форда…

Сам Генри, едва «корабль мира» отплыл из порта, заперся от стыда в своей каюте и не выходил оттуда две недели. Из-за этого в газете муссировались дикие слухи: мол мистер Форд захвачен в плен немецкими шпионками, которые прикидывались пацифистками, и привязан к койке.

Известие о том, что президент Вильсон разорвал дипломатические отношения с Германией и выдвинул ультиматум, застало их у берегов Европы. Продемонстрировав свой трактор в тихой и мирной Норвегии, Форд распорядился плыть домой. Единственным утешением было несколько контрактов, которые удалось заключить.

Дома, в Детройте, Генри даже не освистали. Более того, продажи тракторов резко возросли – «корабль мира» оказался не такой уж плохой рекламой. Журналисты писали, что Форд действительно великий человек, раз позволяет себе совершать такие запредельные глупости. Впрочем, когда в одной газете он был назван «невежественным идеалистом», Генри немедленно подал в суд…

Этот иск стал очередной гениальной ошибкой Форда. Журналисты изощрялись в остроумии, помещая судебные отчеты. Генри признался, что, самостоятельно обучившись механике, так и не освоил чертежи и держит специального помощника, который делает для него деревянные модели. Когда его попросили вслух прочесть текст из десяти длинных предложений, сослался на отсутствие очков. Затруднялся ответить, когда и как США обрели независимость от Британии. Казалось, впервые услышал о войне между Севером и Югом. Не припомнил ни одного писателя. «Зачем мне всё это знать ваша честь? – искренне изумлялся Генри. – Я всегда найду человека, который в пять минут расскажет всё, что будет нужно». Казалось, невежество доказано, а уж о том, что Генри идеалист и спорить было нечего.

Однако присяжные – главным образом из местных фермеров – не спешили разделить веселье образованной публики. Разве может закоренелый идеалист достичь в жизни такого успеха? Разве может невежественный человек иметь столько изобретательских патентов, сколько есть у мистера Форда? В конце концов, автомобилем человечество обязано не в последнюю очередь именно ему! Вердикт был вынесен в пользу истца. Простые американцы возликовали: Генри Форд показал всем этим высоколобым, что в жизни главное!

Страницы: 1 2

Царствование
Огромное значение царствования Павла состоит в том, что после Тишайшего Царя он первый решил быть снова не дворянским, а народным царем. Отрицательное отношение Павла к матери основывалось не только на том, что он считал ее виновницей смерти своего отца, но он вообще не одобрял ее образа деятельности, ее политических взглядов, а также ...

Приход Бисмарка в политику
После смерти отца в 1845 году семейная собственность была разделена, и Бисмарк получил поместья Шенхаузен и Книпхоф в Померании. В 1847 году он женился на Иоганне фон Путткамер, дальней родственницы той девушки, за которой он ухаживал в 1841 году. Среди его новых друзей в Померании были Эрнст Леопольд фон Герлахи его брат, которые не то ...

Хорватские земли в XII — начале XVI в.
Верховная власть в хорватских землях с конца ХII в., как правило, принадлежала наследнику венгерского престола (герцогу,) что способствовало обособленности хорватских земель. Прежнее административное устройство Хорватии сохраняло должность бана, который не был полновластным правителем в стране, так как не решал вопросы внешней политики, ...