Исторические хроники » Опричная политика Ивана Васильевича Грозного » Причины ведения опричнины

Причины ведения опричнины
Страница 2

Субъективный, морализирующий подход к оценке событий прошлого начал преодолеваться благодаря трудам С.М. Соловьева, который впервые взглянул на историю России как на закономерный и объективный процесс. Опричнину он рассматривал через призму общей своей концепции постепенного перехода от «родовых» отношений к «государственным». Борьба Ивана Грозного с боярством (которое являлось носителем «родовых» начал) имела, по мысли С.М. Соловьева, позитивное значение, поскольку она ускоряла победу начал «государственных». В то же время историк отнюдь не оправдывал жестокости царя Ивана. Взгляды С.М. Соловьева получили развитие в работах его последователей. Наиболее четкая и развернутая концепция опричнины в дореволюционное время была дана С.Ф. Платоновым, который главный ее смысл видел в борьбе государственной власти, опиравшейся на «служилый класс» (дворян-помещиков), против могущественной княжеско-боярской знати, потомков удельных князей. Важнейшим результатом опричнины, считает С.Ф. Платонов, был разгром родового княжеско-боярского землевладения, являвшегося основой политического могущества феодальной знати.

Концепция Платонова с некоторыми модификациями перешла впоследствии и в советскую историческую литературу. В трудах большинства советских историков 30-50-х гг. опричнина выступала как явление «прогрессивное», поскольку она укрепила централизованное государство, сокрушив могущество крупной боярской аристократии и сделав тем самым невозможным возврат к порядкам феодальной раздробленности. В последние годы платоновского взгляда на опричнину как на столкновение самодержавия с могущественной княжеской аристократией придерживается Р.Г. Скрынников, который, правда, считает, что опричнина не была единой на всем протяжении своего существования и имела четко выраженную антикняжескую направленность лишь на начальном своем этапе.

Исследования последних десятилетий (работы В.Б. Кобрина и др.) подвергли решительной критике традиционные представления о боярстве как реакционной силе, всячески противившейся централизации страны, и о рядовом дворянстве как главной политической опоре русской монархии. Процесс разрушения родового княжеско-боярского землевладения, подчинения аристократии центральной власти начался еще задолго до опричнины (хотя и опричнина сыграла здесь немаловажную роль). К середине XVI в. потомки некогда владетельных князей северо-восточной Руси, а также основная часть, князей-рюриковичей юго-западной России (за исключением князей Воротынских и Одоевских) утратили на свои земли особые княжеские права и их «княжения» превратились в обычные вотчины. Характерной особенностью вотчинного землевладения в России было отсутствие принципа единонаследия (майората), механизма, способного сдерживать распад родовых имений. Вотчины делились поровну между сыновьями землевладельца, что вело к их дроблению, измельчанию и захуданию целых родов. В наиболее выгодном положении находились те бояре и князья, которые сделали карьеру при московском дворе и благодаря этому получали от государя в качестве пожалований новые вотчины. У многих бояр и князей эти новые жалованные и купленные вотчины значительно превышали по размерам их старые родовые имения. Некоторые из «княжат» полностью утратили к началу опричнины связи со своими родовыми гнездами и служили с поместий и вотчин, расположенных в различных частях страны, а у иных — и вовсе не было вотчин и они владели землями только на поместном праве. Развитие поместной системы, принятие в 1556 г. «Уложения о службе», уравнивавшего службу с поместий и вотчин, способствовали формированию единого общерусского служилого землевладельческого сословия, все представители которого были обязаны нести государеву военную службу. Княжеско-боярская знать, служившая при государевом дворе, не составляла при этом какой-то особой группы независимых земельных магнатов (подобной аристократии ряда стран Европы), а являлась лишь частью военно-служилого сословия, его верхним слоем. Относительно слабое экономически и находящееся в прямой служебной зависимости от государя боярство не могло, да и не стремилось противопоставить себя централизованной монархической власти. Во всяком случае, никакими прямыми свидетельствами на этот счет мы не располагаем. Что же касается знаменитого спора между царем Иваном Грозным и «аристократом» Андреем Курбским, то, как справедливо отметил В. Б. Кобрин, речь в нем велась не о необходимости централизации вообще, а лишь о ее методах.

Страницы: 1 2 3 4

Социальное развитие византийских городов
Изучение социального развития – довольно важная проблема. Зная основные тенденции социального развития (социальный состав общества, взаимоотношения между социальными слоями и т.д.), можно найти объяснение многим экономическим, политическим и другим процессам. Рассмотрим социальный состав населения ранневизантийского города. Мелкие горо ...

Характеристика Японии
В период Эдо (1603 - 1867) Токугава Иэясу (1542-1616), сподвижник Тоётоми Хидэёси и Оды Нобунаги, взял власть в свои руки как наиболее влиятельный человек в Японии. Когда Хидэёси умирал, он попросил Иэясу вечно заботиться о его сыне-наследнике ХидэёСи и семье Тоётоми. Разумеется, Токугава нарушил свое обещание и не поддержал наследника ...

«Поучение» Владимира Мономаха.
«Поучение» дошло до нас совершенно случайно, в единственном списке, в составе Лаврентьевской летописи, которая рисковала сгореть вместе со списком «Слова о полку Игореве» в московском пожаре 1812 г. в собрании рукописей Мусина-Пушкина, но не сгорела только потому, что была взята из библиотеки Н. М. Карамзиным. [4] Великий Князь говорит ...