Исторические хроники » Реформы Петра 1 в области образования » Ф. Прокопович как видный деятель просвещения

Ф. Прокопович как видный деятель просвещения

Феофан Прокопович (1681 —1736) воспитывался у своего дяди, ректора Киевской академии. В ней будущий общественный деятель основательно изучил русский и латин­ский языки, по окончании философского класса продолжал образование в Польше, а затем Риме, где овладевал поэзией, риторикой, философи­ей, «римскими древностями». Вернувшись на родину, он стал учителем Киевской академии, а через некоторое время ее ректором и профессо­ром богословия. Прокопович имел обширные знания по литературе, истории, математике, он сумел создать огромную библиотеку, насчитывавшую свыше 30 тысяч книг по различным отраслям знания.

По поручению Петра I Прокопович написал лучший для того времени букварь «Пер­вое учение отроком». Открытая им в 1721 г. в своем доме школа для сирот и бедных детей «всякого звания»считалась передовой школой того времени.

В своих сочинениях Ф. Прокопович горячо доказывал, что «учение доброе и основательное есть корень всякой пользы обществу», советовал шире распространять грамотность среди населения и устраивать школы во всех епархиях. Для образования духовенства он считал нужным от­крыть школы при всех архиерейских домах.

В «Духовном регламенте» Ф. Прокопович разработал подробный план устройства высшей духовной школы — академии, которая, по замыс­лу, должна была стать прежде всего общеобразовательной школой, от­крывать воспитанникам дорогу «к разным делам» — не только к цер­ковным, но и к гражданским. Учиться в академии могли не только дети духовенства, но и других сословий.

По предлагаемому им учебному плану академии в ней должны были изучаться семь последо­вательных циклов предметов:

1) грамматика «купно» с географией и ис­торией;

2) арифметика и геометрия;

3) логика или диалектика;

4) рито­рика «купно или раздельно» с поэзией;

5) физика вместе с краткой ме­тафизикой;

6) политика;

7) богословие.

Новым в учебном плане было выделение географии и истории в самостоятельные учебные дисципли­ны и введение особых циклов математики и физики, изучение полити­ки, сокращение курса богословия с четырех до двух лет.

Изучение грамматики, по замыслу автора проекта, вначале соединялось с геог­рафией, а потом с историей. Географию надлежало изучать «на карте» и «на глобусе», так, чтобы ученики могли показать, где находится та или иная часть света или государство. Указывая на связь географии и истории, Прокопович писал, что изучать историю без географии — зна­чит «как бы с завязанными глазами по улицам ходить».

Большое внимание Ф. Прокопович уделил подбору учителей и ор­ганизации обучения. Он считал, что приступая к учению, преподаватель должен вызвать интерес уча­щихся к науке, рассказать кратко, но ясно, «какая сила есть настояще­го учения» и «чего хощем достигнуть через сие или иное учение». Важ­но, чтобы ученики видели «берег, к которому плывут», и охотнее брались бы за дело. Будучи сторонником строго­го порядка и организации жизни учащихся, Прокопович рекомендовал составить «устав, что надлежит знать и делать ученикам по дням и по часам». Академия должна была иметь библиотеку для уче­ников и посторонних «охотников чтения».

При академии предлагалось открыть среднее учебно-воспитательное, заведение — семинарию. За семинаристами предлагалось установить строгий надзор, чтобы они хорошо вели себя и прилежно учились. Он предлагал организовать для учащихся разумное времяпрепровождение и полезные развлечения: проводить иг­ры в саду и в помещении; организовать чтение книг — «историй воин­ских», повестей «о мужах, во учении просиявших», «о древних и нынеш­них философах, астрономах, риторах, историках»; устраивать диспуты, приучающие молодых людей красиво излагать свои мысли и пробовать свои силы в «сочинительстве».

Создание СССР
Обсуждение в республиках вопроса о создании нового межгосударственного союза проходило остро. Ведь решался кардинальный вопрос о будущности народов и их государств. Многие представители национальной интеллигенции выступали за сохранение завоеванного суверенитета; они признавали Союз лишь как очередной шаг на пути налаживания прочных фед ...

Литература
Литература пореформенной эпохи принесла мировую славу русской культуре. Социальная напряженность второй половины XIX века, колоссальные психологические перегрузки, которые испытывал человек в пору бурных перемен, заставляли великих писателей ставить и решать самые глубокие вопросы - о природе человека, добре и зле, смысле жизни, сущност ...

Культура Эдо.
В период Токугава выкристаллизовалась и та культура, которую последующие поколения стали считать традиционной для Японии. В некоторых сферах, особенно касающихся вопросов этики, политических и общественных приоритетов, она явилась результатом очередной волны китаизации. Неоконфуцианство времен китайской династии Сун было принято в качес ...