Исторические хроники » Татищев

Татищев
Страница 2

После неудачного Прутского похода 1711 г., когда ино­странные наемники оказались попросту несостоятельными, Петр осознал необходимость подготовки собственных кад­ров. Татищев был в 1712 г. повышен в чине и отправлен «за моря капитаном для присмотрения тамошняго военного об­хождения». До 1716 г. он неоднократно выезжает за рубеж (главным образом в Германию). В целом он там провел "два с половиной года, учась всему, что встречал интересного на пути, и закупая книги. В его библиотеке, подаренной им позднее Екатеринбургской горной школе, оказались книги по строительству крепостей и оборонительных сооружений, ар­тиллерии, геометрии, оптике, геологии, географии, геральдике, философии, истории и др. Приказом Я.В.Брюса, являвше­гося шефом Артиллерийской и Инженерной школ и руково­дителем всей артиллерийской службы в русской армии, Та­тищев был произведен в инженер-поручики артиллерии, «для того, что он, будучи за морем, выучился инженерному, и артиллерийскому делу навычен».

Вскоре по возвращении из-за границы Татищев получил от Брюса задание по подготовке «Практической планимет­рии» (геометрии). За короткое время он разработал несколь­ко тетрадей, которые и 30 лет спустя считал достойными опубликования, поскольку преследовалась актуальная прак­тическая цель. «У нас великие вражды, беспокойства, смерт­ные убивста, крайние разорения немосчим от сильных, недо­боры в казенных податях от неразмежевания земель про­исходят», — пишет Татищев Кириллу Разумовскому, указы­вая на некомпетентность чиновников, осуществляющих размежевание, и на зависимость их от «сильных» или от соб­ственных пристрастий. В его «Практической геометрии» не просто излагалась «точная» наука, но и указывались опреде­ленные пути решения социальных противоречий. В 1719 г. он делал соответствующее представление и царю, тем более что именно от него (царя) исходил заказ Брюсу. Петр распоря­дился подготовить соответствующий «наказ» и организовать обучение землемеров, но вскоре Татищеву было дано иное поручение.

«Практическая геометрия» была первой крупной работой Татищева, в которой рассматривался вопрос об упорядоче­нии системы землевладения и податного обложения в масштабах всего государства. Критике здесь подвергалась и по­датная реформа, завершившаяся в 1718 г. заменой подворного обложения подушным. Татищев находил более целесообраз­ным поземельное обложение. Это мнение он будет отстаивать и позднее. Но пока его, что было в духе Петра и адми­нистрации, перебросили совсем в другую сферу деятельно­сти. В 1717 г. Татищеву предложили продолжить строитель­ство Оружейного двора в Петербурге, а через два месяца отправили в Кенигсберг для приведения в порядок расстро­енной русской артиллерии в двух расквартированных в По­мерании и Мекленбурге дивизиях, а, заодно и для того, чтобы сшить «на каждого человека по кафтану, по камзолу, по карпусу». Командир одной из дивизий — генерал Никита Репнин, отпуская Татищева, писал Брюсу: «Порутчик Тати­щев человек добрый и дело свое в моей дивизии изрядно исправил. Истинно никогда так было, за что благодарствуем, и желаю, дабы и всегда здесь при нас таковы ж были, а не такие, какие были и ныне есть».

Тогда же в Гданьск прибыл и Петр, дабы получить с города контрибуцию, а также заставить город прекратить торговлю и прочие сношения со Швецией. Бургомистр Гданьска добивался снижения контрибуции и предложил в уплату картину «Страшный суд», якобы написанную про­светителем славян Мефодием. Петр готов был уплатить 50 тысяч рублей (бургомистр испрашивал 100 тысяч рублей) и поручил В.В.Долгорукому и Татищеву на месте осу­ществить сделку. Татищев скоро определил подделку, и Петр отказался от первоначального намерения.

По-видимому, в Гданьске Татищев присутствовал на пиру у Петра и воспроизвел позднее в «Истории» любопытный разговор. Речь шла о польских делах. .Льстивый царедворец Мусин-Пушкин расхваливал Петра, противопоставляя его са­модержавное правление царствованию отца — Алексея Ми­хайловича, который доверялся своим советникам. Петр, од­нако, увидел в этом «брань» и обратился к Якову Федоровичу Долгорукому (1639—1720), отличавшемуся независимым и открытым характером, оценить отцовские и его собственные дела: Я.Ф.Долгорукий начал служить еще при Алексее Ми­хайловиче и мог дать такую оценку. «Недолго по повадке великие свои усы разглаживая и думая», — пишет Татищев, - князь предпочтение явно отдал отцу». «Дела разные, — дели­катно заметил он, — в ином отец твой, в ином ты больше хвалы и благодарения от нас достойны». Князь выделил три круга обязанностей государей: правосудие, военные дела, дипломатические, — отдавая приоритет первому. Долгору­кий считал, что в правосудии «отец твой более времяни сво­бодного имел, а тебе есче и думать времени о том не достало, а тако отец твой более, нежели ты, зделал; но когда ты о сем прилежать будешь, то может превзойдешь, и пора тебе о том думать». И по второму кругу обязанностей государя князь отметил, что именно Алексей указал путь к устроению регу­лярных войск, а после него при Нарышкиных (в конце XVII в.) все это было расстроено, так что Петру все пришлось начи­нать заново. Ответить на вопрос, «кого более похвалить» в этой связи, князь полагал возможным после окончания шед­шей войны. Преимущества же Петра князь видел в диплома­тической активности и в создании флота.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Нефть и общественно-политическое развитие Ирана
Тринадцать лет — с осени 1960 г., с момента организации ОПЕК, и до конца 1973 г., когда на мировом рынке произошло многократное повышение цен на нефть,— особый этап в истории Ирана. В эти годы масштабы воздействия нефтяной промышленности на общественно-политическую и экономическую жизнь Ирана значительно выросли. Проявлялось это, прежде ...

Военная кампания 1916-1917 гг. и заключение Брестского мира
С первых дней мировой войны и до конца 1916 – начала 1917 г. германские правящие круги проводили политику игнорирования Беларуси как исторически сложившегося национального целого. В конце 1916 г. германское командование Восточного фронта, разработало, а правительство поддержало проект создания «второй пограничной полосы». Он предусматри ...

У войны женское лицо
«Как много девушек хороших, как много ласковых имен!» - восхищался своими сверстницами так любимый ими в то довоенное время популярный артист, основатель советского джаза Л. Утесов. И не без оснований восхищался, ведь красивыми и умными, стройными да ладными теперешние бабушки и прабабушки, несомненно, были. И не их вина, что грянула в ...