Исторические хроники » Татищев

Татищев
Страница 5

Летом 1724 г. Татищев получил звание советника Берг-коллегии. Коллегия настаивала на его возвращении на Урал. Но Петр не подписал назначения. Он направил Татищева в Швецию. Официально — изучать опыт в военной и граждан­ской областях. Были и «секретные дела»: выяснить возмож­ность поддержки герцога голштинского Карла-Фридриха, жениха Анны Петровны, в его претензиях на шведский стол.

Смерть Петра сразу заставила Татищева почувствовать, как ненадежно положение ревностного слуги государства, когда оно зависит лишь от первого лица. Преемники Петра брали иной курс. Его постоянные предложения, которые он подсылал из Швеции, уже никого не интересовали. Делая раз­ные приобретения для казны, Татищев брал деньги в долг, но Коллегия ничего ему не высылала. Он смог выехать из Шве­ции лишь в 1726 г., когда деньги, наконец, были получены.

Берг-коллегия, из которой Брюс вынужден был уйти, уси­ленно толкала Татищева назад, на Урал, и далее, в Нерчинск (на серебряные заводы). По существу речь шла о ссылке. Но она не состоялась. Видимо, содействие Татищеву оказал Д.М.Голицын, несомненно самый видный из «верховников» и наиболее государственно мыслящий деятель при дворе. Та­тищев познакомился с ним, еще будучи в Киеве в 1710 г. В 20-е годы он постоянно занимался в его обширной библиоте­ке, о чем позднее вспоминал, указывая источники некоторых оригинальных сведений своей «Истории». У них было много общего во взглядах на происходящее, особенно в экономичес­кой области. Так или иначе, но в 1727 г. Татищев получает назначение на Московский монетный двор. Обычно Татищев воспринимает свою задачу не как техническую, а как эконо­мическую — остановить инфляцию, стабилизировать денеж­ное обращение. Именно в этом он обычно имел союзником Д.М.Голицына. Но успешно начатое новое дело скоро при­шлось оставить из-за внезапно разразившихся событий 1730 г.

Накануне своей свадьбы в январе 1730 г. скончался Петр II, сын царевича Алексея, что ослабило позиции Долгоруких. В обществе заговорили о необходимости ограничения деспо­тизма и самодержавия. Но прорывались и возражения: а не появится ли вместо одного тирана несколько? Главное, что вызывало беспокойство широких слоев дворянства, — закры­тость Верховного тайного совета, где обсуждались важные для всех проблемы. В бурные недели 1730 г. дворянство в основном было расколото на два лагеря. Монархистов возглавляли Ф.Прокопович и А.Кантемир. Татищев же, по выражению Прокоповича, оказался в стане «мятежников».

«Верховники» по инициативе В.Л.Долгорукого и Д.М.Голицына решили пригласить из Курляндии вдовствовавшую там племянницу Петра I Анну Ивановну, ограничив ее власть особыми «кондициями». Пока кортеж Анны Ивановны дви­гался из Митавы, в Москве проходили большие и малые собрания, в которых чаще всего шуму было больше, нежели аргументации. «Верховные» допустили большую ошибку, скрывая свои намерения от дворянства, в среде которого могли бы найти и сторонников. Но они и сами не были едины, и практически все иноземцы тайно или явно ориентирова­лись на самодержавие. Татищев проявляет большую актив­ность, отыскивая возможные материалы «конституционно­го» устройства. Он запрашивает текст шведской конституции, находит материал об ограничении власти Михаила в 1613 г. особой «записью», представляя подобные записи «по­мощью» монарху. Позднее Татищев в особой записке расска­жет о многодневных заседаниях, на которых вырабатывалось отношение к «кондициям». «Мятежники» в конце концов со­гласились с «монархистами» в том, что целесообразно отвер­гнуть «кондиции» и восстановить единодержавие. Но в записке сохранилась положения, фактически ограничивающие самодержавие. Разбирая этот документ, Плеханов замечает, что «Татищев сам не знал, чего, собственно ему хотелось: он, защищавший в теории самодержавие, пишет конституцион­ный проект», а затем то уговаривает конституционалистов согласиться с монархистами, то готов прочесть перед Анной Ивановной челобитную дворян. М.Н.Покровский увидел в этих колебаниях неумение «отличить конституционную мо­нархию от абсолютной». Действительно, Татищев в данном случае исходил не из теоретических формул, а из соображе­ний целесообразности, как он ее понимал. На него, в частнос­ти, не могло не влиять то обстоятельство, что именно в связи с рождением Анны Ивановны он был в 1693 г. принят ко двору.

По своим воззрениям Татищев был приверженцем теории естественного права, толкуя ее во многом более логично и последовательно, чем английские и немецкие предшествен­ники. Поскольку государство — результат «общественного договора», воплощение «общей пользы» и «всеобщего блага», выбор формы правления должен соответствовать провозгла­шенной задаче. Форма же должна выбираться «согласием всех подданных, некоторых персонально, других через пове­ренных, как такой порядок во многих государствах утверж­ден». Сопоставляя относительные достоинства и недостатки монархии, аристократии и демократий, Татищев подчерки­вал, что «из сил разных правительств каждая область избира­ет, разсмотря положение места, пространство владения и состояние людей, а не каждое всюду годно или каждой влас­ти может быть полезно». Псков и Москва и в этой связи направляют мысль Татищева: «В единственных градех или весьма тесных областях, где всем хозяевам домов вскоре собраться можно, в таком демократия с пользой употребить­ся может, а в великой области уже весьма неудобна». Там, где нет особенной внешней угрозы, «как то на островах и пр.», может быть полезным и аристократическое правле­ние. Для этого, однако, народ должен быть достаточно про­свещен.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Манифест 19 февраля 1861года
«Объявляем всем Нашим верноподданным Божиим Провидением и священным законом престолонаследия быв призваны на прародительский Всероссийский Престол, в соответствии сему призванию Мы положили в сердце Своем обет обнимать нашею Царскою любовию и попечением всех Наших верноподданных всякого звания и состояния, от благородно владеющего мечом ...

Русская экспансия в Южной Сибири
Сибирь — необъятный бело-зеленый континент за Уральским хребтом, поле для героических подвигов русских переселенцев. Тысячи верст за один исторический миг прошагали они на восток через таежные дебри до берегов Тихого океана. Именно тогда был заложен потенциал будущей великой Российской империи. Но как эта страна, населенная весьма воинс ...

Пошлина  на  штаны.
Указ «О ношении всякого чина людям Немецкого платья и обуви и об употреблении в верховой езде Немецких седел». «Боярам и окольничим и Думным и Ближним людям и Стольникам и Дворянам и Дьякам и Жильцам и городовым Дворянам и приказным людям и драгунам и солдатам и стрельцам и чёрных слобод всяких чинов людям Московским и городовым жи ...