Исторические хроники » Татищев

Татищев
Страница 6

Россия, конечно, в две первые группы не попадает. «Вели­кие и пространные государства, для многих соседей завидую­щих, оные ни которым из объявленных правиться не может, особливо где народ не довольно учением просвящен и за страх, а не из благонравия или познания пользы и вреда закон хранит, в таковых не иначе как само- или единовластие потребно». В России Татищев видит и низкий уровень просве­щения, и сепаратизм отдельных областей, преодолеть кото­рый в состоянии только сильная центральная власть, а тако­вая виделась в форме единовластия. Однако, сделав такое заключение, Татищев предлагает «пункты», фактически мо­нархию ограничивающие. Он предусматривал, в частности, создание двух палат: «Вышнего правления» из 21 персоны и «другого правительства» из 100 человек для занятий «делами внутренней экономии». «Упалые места» должны были заме­щаться «путем голосования» дворянами и чиновниками соответствующих служб. Татищев, как бы отталкиваясь от прак­тики предшествующих десятилетий, надеялся, что «чрез сей способ можно во всех правлениях людей достойных иметь, несмотря на высокородство, в которых много негодных в чины производят».

Монарх обладает исключительным правом издавать зако­ны. Татищев с этим согласен. Но поскольку «намерение госу­даря не в чем ином, как в пользе обсчей и справедливости состоит, так оное точно наблюдать должно». Законы, следо­вательно, должны соответствовать общей пользе и справед­ливости. А обеспечить это одному лицу не под силу. Поэтому проекты законов должны предварительно рассматривать ве­домства и выборные органы, а затем уже готовый проект представляется на утверждение государю. Но предлагая ограничение и исполнительной, и законодательной власти монарха, Татищев предусмотрительно квалифицировал это как «помощь»: Анна Ивановна «как есть персона женская, к так многим трудам неудобна, паче же ей знание законов недостает». Когда в 1743 г. Татищев направил эту «записку» в Сенат, на троне была другая «женская персона», а затем треть века и еще одна. И никто из них не жаждал «помощи» во имя всеобщего блага: вполне обходились «помощью» «голантов».

В.Л.Долгорукий и Д.М.Голицын заблуждались, надеясь, что Анна Ивановна будет более привержена русским тради­циям, чем Петр. Прусский посланник Марфельд уже в февра­ле 1730 г. доносил, что императрица «в душе больше располо­жена к иностранцам, чем к русским, отчего она в своем курляндском штате не держит ни одного русского, а только немцев». Поначалу, не чувствуя себя уверенной, она вроде бы пыталась заигрывать с русским дворянством. Была созда­на даже комиссия, в задачу которой входило уравнять жало­ванье русским служилым людям с немецкими. Но сразу же создается придворный Измайловский полк, в котором даже и солдат русских не было. А затем, по выражению Ключевско­го, «немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого меш­ка, облепили двор, обсели престол, забрались на все доход­ные места в управлении».

Татищев поначалу в числе других получил повышение. Он был обер-церемониймейстером во время коронации Анны в апреле 1730 г., ему дали чин действительного статского советника, а также деревни с тысячью душ. Анна тогда нуж­далась в советах Татищева и даже заказывала ему написать историю царствования Петра. От этой части Татищев укло­нился, сославшись на то, что многим правда не понравится, а писать неправду он не хочет. Но по существу ничего из предложенных им проектов и практических мер не было реализовано именно из-за противодействия Бирона и Остермана. Единственно, чем поначалу заинтересовалась Анна — это создание комиссии о монетном деле, руководителем ко­торой стал Татищев. Получил он и должность «главного судьи» в монетной конторе. Но уже в 1731 г. во главе монет­ной конторы был поставлен сын Гавриила Головкина, Миха­ил, бывший на 20 лет моложе Татищева и не имевший опыта. Бирон разжигал у них обоюдную неприязнь. Татищев был отстранен и предан суду по обвинению в покровительстве компании, производившей обмен старых серебряных денег для переплавки их в новые.

Компания выполнила за два года большой объем работы, причем казна при этом получила 13,5 тысяч рублей дохода, а компанейщики более 82 тысяч. Но Татищев считал, что «хотя бы казне и той прибыли не было, то довольно, что лучшую и весьма порядочную монету в государстве иметь будем». Лишать же компанейщиков прибыли, резонно считал Тати­щев, — значит убить само желание участвовать в разного рода компаниях. Хотя, конечно, компании всегда так или иначе злоупотребляли, и не только в XVIII в.

Головкин набрал новую компанию. И она развернула та­кую деятельность, что вскоре попала в поле зрения А.Маслова — обер-прокурора Сената и одного из самых добросовест­ных политических и государственных деятелей одной из са­мых недобросовестных эпох. Императрице Маслов доклады­вал о «конечном упущении монетных дворов». Болезнь не позволила ему глубже войти в дело, которым должны были заниматься первые лица государства, а в 1735 г. он скончал­ся, может быть в том числе и от сознания своего бессилия перед разгулом воровства правящей верхушки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Судебник Ивана IV (царский) 1550 г. Соборное Уложение 1649 г.
Исправить этот недостаток Судебника 1497 г. пытался Василий III, дополнивший законодательство своего отца. Но до нас этот исправленный Судебник не дошел. Вторую попытку предпринял Иван IV, создав новый Судебник в 1550 г., в основу которого был положен заметно переработанный Судебник Ивана III с поправками отца и собственными новыми узак ...

Приложения.
Приложение 1. Фрагменты писцового наказа с комментариями. По указу государя царя и великого князя Михаила Федоровича посланы были из Поместного Приказа в разные города валовые писцы, позже даны им наказы, “а что писцом в наказе писано, и то писано ниже сего порознь по статьям”. 1. Писцы обязываются произвести записи в границах уездов, ...

Духовная жизнь и культура римского общества
Духовная жизнь и культура римского общества в этот период считаются довольно примитивными. Но с этим соглашаются не все ученые, потому что уже в царский период в Риме существовала письменность. Алфавит был заимствован римлянами у греков, живших на западном побережье Апеннинского полуострова, в Кумах. Историк Дионисий Галикарнасский ( I ...