Исторические хроники » Татищев

Татищев
Страница 7

В том же 1733 г. Татищев подал царице записку об устрое­нии училищ и распространении наук. Здесь он вновь ставит вопрос о том, что Академия наук — дорогостоящее и беспо­лезное учреждение, тогда как с меньшими расходами можно создать школы разных ступеней, в которых училось бы до­статочно большое количество учащихся. Записка осела в делах Бирона. Он, конечно, понял, куда целит Татищев: Акаде­мия оставалась практически целиком немецкой, причем мно­гие «академики» никакого отношения к науке не имели, а обеспечение получали приличное. Но Анна нашла решение: она прекратила все иски к Татищеву и снова отправила его на Урал.

На Урал Татищев вернулся с большими полномочиями, предусмотренными инструкцией, в составлении которой едва ли не главная роль принадлежала А.Маслову. К 1734 г. здесь действовало 11 казенных заводов. Но у одного Демидо­ва было 14, причем 1 серебряный, и производительность на них была значительно выше, чем на казенных. Появилось много новых предпринимателей. Особенно тревожило то, что на казенных заводах не держались вольнонаемные: на част­ных они могли получить больше.

Татищеву удалось добиться важной привилегии: он мог непосредственно общаться с кабинет-министрами и императ­рицей. На Урал он отправился с целой Берг-коллегией, с которой, по инструкции, должен был советоваться (пункт этот в инструкцию, естественно, он внес сам). Инструкция вообще давала много прав и предусматривала много обязан­ностей. Возлагая обязанности на себя, Татищев получал воз­можность требовать того же и от других. Предусматрива­лось создание Горного устава (он был создан), сравнение эффективности крепостного и вольнонаемного труда (этот вопрос интересовал и Маслова, и Татищева).

Татищев пытался в миниатюре воплотить свой политичес­кий идеал. Он критикует коллегии за то, что «главные, пре­жде выслушания нижних голосов, свое мнение объявляют». Ясно, что после этого «нижние» будут молчать. Татищев настаивает на обратном порядке, причем требует, чтобы и «нижние» отстаивали свое мнение. Этот принцип и впослед­ствии будет соблюдаться всюду, где Татищеву доводилось служить.

Пользуясь полученными полномочиями, Татищев прово­дит «русификацию» установочных документов: «Обер-бергамт» стал Канцелярией главного правления сибирскими гор­ными заводами. Поясняя, что немецкие названия строений, чинов и инструментов сбивали с толку русских работников и служилых людей, Татищев выразил «сожаление», «чтобы слава и честь Отечества и его труд теми именами немецкими утеснены не были».

У Татищева впервые появляются статьи, предусматри­вающие социальную защиту. Он настаивает на гарантиях для рабочих в получении заработанного, требует половин­ной и даже полной оплаты жалованья по болезни или из-за простоя по вине предпринимателя. Заводчики, разумеется, запротестовали: болезнь от воли Божьей. И правительство приняло сторону заводчиков.

Возразили заводчики и против заведения школ, чего Тати­щев добивался не только на казенных, но и на частных заводах. И даже не из-за скаредности. Они прямо говорили, что дети шести-двенадцати лет выполняют у них многие работы. И правительство проявило «чадолюбие», запретив «принуж­дать к ученью неволею». К тому же заводчики оправдывали свою позицию «всенародной пользой»: шестилетнему платят по две копейки в день за те работы, за которые взрослым надо было бы платить по 6 копеек.

В конечном счете деятельность Татищева была ограничена по всем направлениям, а заводы Демидовых и Строгановых именным указом были выведены из-под его надзора. Тем не менее, за два с половиной года было сделано очень многое. С широким размахом были поставлены изыскательные работы, и вскоре известные запасы руд возросли в несколько раз. Татищев писал, что можно было бы хоть 30 новых заводов построить, и реально, их строил. К 1737 г. у него их было более сорока (с частными, но без Демидова и Строганова). Проекти­ровалось строительство еще 36, заводов, которые были по­строены позднее — при Елизавете и Екатерине II. Совершенно изменился облик Екатерининска, в городе действовало само­управление «псковского» типа, была создана широкая сеть школ, ярмарок, строились дороги. Академию наук Татищев «засыпал» археологическим и этнографическим материалами, не обращая внимания на предупреждение, что такого рода материалы ей не нужны и оплачивать она их не будет.

Причиной очередного перемещения Татищева явилось крупнейшее открытие 1735 г. — гора Благодать с богатейши­ми запасами руд. Частные владельцы наперебой потянулись к Татищеву, предлагая взятки за возможность единоличной ее эксплуатации. Татищев взятки отверг. Но интерес к горе проявил сам Бирон. Он вызвал из Саксонии, якобы для уп­равления горными заводами, барона Шемберга, вообще не разбиравшегося в горном деле. Татищев сообщил об этом в письме самому Бирону. Это и решило его судьбу. Заводы еще недавно практически убыточные, стали давать внушитель­ный доход. И естественно, что Бирон со своей камарильей вознамерились, как писал позднее Татищев, «оный великий государственный доход похитить». Татищеву дали высокий чин тайного советника, воинское звание генерал-поручика и назначили главой Оренбургской экспедиции.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Бобрик Евгений Феофанович
Бобрик Евгений Феофанович (2 марта 1972(19720302), Ровно, Ровенская область) — украинский художник, дизайнер. Родился в 1972 году в г. Ровно, 1991 – окончил Днепропетровское государственное художественное училище (ДДХУ) 1994-95 – стажировка в университете г. Гранада, Испания 1997 – окончил Украинскую академию искусств (УАМ, теперь – На ...

Экономическое развитие страны
Руководству РКП(б) стоило больших усилий убедить рядовых членов партии в необходимости перехода к новому экономическому курсу. На местах эти решения встретили сильное противодействие, нэп рассматривался как «капитуляция перед буржуазией», предательство коммунистической идеи, «отступление назад». Многие коммунисты считали, что это всего ...

Окончание периода Реконструкции. Правление У. Гранта
У Джонсона не осталось никаких шансов добиться выдвижения своей кандидатуры на второй президентский срок – он потерял поддержку Юга и не смог завоевать поддержку Севера. Никто другой не мог служить символом победы и возрождения Союза в большей степени, чем Грант, и на выборах в ноябре 1868 г. ему отдали свои голоса около 73% членов Колл ...