Исторические хроники » Роль реформ Сперанского в первой трети ХІХ века » Начало карьеры М.М. Сперанского

Начало карьеры М.М. Сперанского
Страница 2

Так, Сперанский стал воспитанником главной семинарии в Петербурге[11]. Он и в столичной семинарии продолжал быть первым учеником. Он занимался философией, читал Декарта, Руссо, Локка, Лейбница. С книгами Канта он познакомился позже, так как не знал немецкого языка. В своих первых философских сочинениях: "О силе, основе и естестве" (напечатано в первом номере "Москвитянина" за 1842 г.), "Досуги за сентябрь 1795 года" (опубликовано в "Сыне Отечества" 1844 г.) Сперанский обличал деспотизм и произвол, высмеивал утверждение, будто только дворянин в своих поступках руководствуется честью и долгом, призывал уважать гражданские права и достоинство русского человека.

После окончания обучения Сперанский должен был вернуться в Суздальскую семинарию в качестве преподавателя. Однако благодаря успехам в науках он был оставлен в Петербурге преподавать физику и красноречие, а затем и философию в этой же семинарии. В лекциях молодого преподавателя обнаруживались обширная начитанность, хорошее знание творчества классических писателей. К этому периоду относится подготовленный им труд "Правила высшего красноречия", занявший видное место в литературе того времени[12].

В 23 года судьба М. М. Сперанского круто изменилась. Богатому вельможе князю А. Б. Куракину понадобился домашний секретарь. Митрополит Гавриил рекомендовал на эту должность Сперанского при условии, что он будет исправно вести курс лекций в семинарии. Поступить на частную службу Михаила Михайловича заставила нужда. В семинарии он получал всего 200 рублей в год жалования, между тем на иждивении Сперанского находился его друг студент Дилекторский, вместе с которым он был направлен из Суздаля в Петербург на учебу и учившийся после окончания Александро-Невской семинарии в Московском университете. Сперанский вынужден был помогать и своим родителям.

Принимая предложение Куракина, недавний семинарист становился вхож в высшие сферы общества. На первых порах это было для него странным и непривычным. Впоследствии про Сперанского рассказывали анекдот, будто он, когда за ним прислали четырехместную карету с гербами, запряженную цугом, совсем растерялся, и лакеям будто бы с трудом усадили его в карету, так как он, не решаясь в нее сесть, пытался стать на запятки. Прежде чем допустить Сперанского к работе Куракин устроил ему своеобразный экзамен. Князь призвал его вечером и поручил написать одиннадцать писем к разным лицам, лишь вкратце объяснив, что должно составлять содержание писем. В шесть часов утра все письма лежали на столе Куракина. Сначала тот не хотел верить, что работа уже выполнена, а когда ознакомился с содержанием писем, то пришел в совершеннейший восторг от мастерского изложения. Следует отметить, что в сравнении с тяжеловесным языком официальной переписки конца XVIII в. , например со стилем стиль молодого секретаря казался верхом изящества.

Сближение с князем Куракиным вывело Сперанского на широкую дорогу государственной службы, тем более что положение князя изменилось после смерти Екатерины II. Новый император Павел I пожаловал Куракина в сенаторы, а через несколько месяцев - в генерал-прокуроры, в руках которого в то время находились все важнейшие государственные дела[13].

Страницы: 1 2 3

Россия и страны дальнего зарубежья
Внешняя политика России в отношениях со странами дальнего зарубежья находилась в состоянии «переходного периода». Стремясь к мировому урегулированию со странами Запада, Российская Федерация вывела свои войска из стран Центральной и Восточной Европы, в том числе из Прибалтики. Были урегулированы отношения с США. Во время визита в США Бор ...

Миф третий: "Барон был белогвардейским генералом".
Рощин в своей статье «Унгерн, а Монголии» говорит о следующем: «Белой гвардией" первые добровольцы стали называть себя лишь в противовес "Красной гвардии". Как бы то ни было, под Белым Движением в истории принято называть антибольшевистские силы, лозунгом многих из которых, но не всех было восстановление "Единой, Нед ...

“Шипкинское сидение”.
К началу сентября в составе Шипкинского отряда было 27 батальонов (в том числе 7 дружин Болгарского ополчения), 13 эскадронов и сотен и 10 батарей. Общая численность его достигала 19.685 человек при 79 орудиях. Против этих войск противник имел 55 батальонов, 19 эскадронов и сотен и 8 батарей общей численностью 26.270 человек при 51 ору ...