Исторические хроники » Татищев

Татищев
Страница 9

Татищев и в Астрахани много работает. Он налаживает шелковое производство, пробует сеять хлопок, пытается при­вести в порядок несколько судов, оставшихся от значитель­ного в 20-е годы каспийского флота. И продолжает просить Петербург об освобождении от невыполнимых обязанно­стей. В 1745 г. его освободили, но снова по наветам, в основ­ном старым. Обвинение было отвергнуто обер-прокурором, но комиссия их утвердила, и Елизавета Петровна предписала Татищеву «жить в своих деревнях до указу, а в Петербург не ездить».

Нетрудно понять, почему в Петербурге так боялись и травили Татищева. И совсем не случайно, что многочислен­ные его разыскания в самых разных областях, в том числе те, которые обещали заметный и скорый «прибыток» казне, не только не публиковались, но и не рассматривались всерьез. Достаточно сказать, что главный его философский труд — «Разговор о пользе наук и училищ» был напечатан лишь в 1887 г. — через полтора столетия после написания. Помимо политических его взглядов, неприемлемых властями даже и в конце XIX в., здесь ясно проявилось и основное направление в решении социальных проблем. Уже в критике подушной системы намечалось скептическое отношение ко всему кре­постническому укладу. В 20-е годы, стремясь удержать бег­лых крестьян на заводах, Татищев ссылается и на срок дав­ности, и на то, что многие из них бежали во время башкир­ского восстания начала века, напоминая о древнем русском правиле: раб, бежавший из вражеского плена, становится свободным. В «Разговоре» он в «вольности» человека видит основополагающий принцип «естественного права» и таким же «естественным» признает право бороться за свою свобо­ду. Он постоянно ищет доказательства того, что труд наем­ный эффективней рабского и крепостного. В 1747 г. Татищев подготовил две записки, в которых на первый план выходит сама проблема крепостного права. Несколько идеализируя XVI в., он замечает, что «до царя Федора крестьяне были вольными и жили за кем хотели». Будучи довольно свобод­ным в. вопросах веры, он напоминает, что «рабство и неволя против закона христианского». Единственная проблема — как эту вольность восстановить: «Можно ли ту вольность без смятения возобновить и все те распри, коварства и обиды пресечь, — требует пространного рассуждения и достаточно мудрого учреждения».

Те же вопросы занимают Татищева и в связи с еще одной большой областью его интересов — правосудием. Он ищет ответы в прошлом и находит старые Судебники и Уложения, которые готовит к изданию. Ему представляется самым ра­зумным Судебник 1550 г. и по языку, и по направленности: поземельное обложение, сдерживание процесса «похолопления», сохранение права крестьянского «выхода». Близка его взглядам и статья 98-я, ограничивающая власть царя. В по­следние месяцы Татищев занят составлением нового Уложе­ния. Ему напомнили, чем это может кончиться. Он уничто­жил бумаги с набросками, так как понял, что вольность «с нашей формой правления монаршеского не согласует». Слишком далеко расходились «общественная польза» и ре­альная действительность. Через несколько месяцев, 15 июля 1750 г. Татищева не стало.

Знаток XVIII столетия Д.А.Корсаков не преувеличивал, давая оценку деятельности Татищева: «Наряду с Петром Великим и Ломоносовым он являлся в числе первоначальных зодчих русской науки. Математик, естествоиспытатель, горный инженер, географ, историк и археолог, лингвист, ученый юрист, политик и публицист и вместе с тем просвещенный практический деятель и талантливый администратор — Тати­щев по своему обширному уму и многосторонней деятель­ности смело может быть поставлен рядом с Петром Вели­ким». К этому можно добавить педагогическую теорию и практику, исследования в области финансов и денежного обращения, экономики, труды по механике, геометрии, ра­зыскания в области минералогии, геологии, металлургии, ис­кусства фортификации и градостроительства, медицины и фармакологии. К этому можно добавить искусство диплома­тии и хорошее знание военного дела. Вообще трудно найти отрасль хозяйства или науки, в которой Татищев не был бы на уровне лучших специалистов своего времени.

Незадолго до смерти Татищев подготовил к изданию не­сколько книг своей «Истории». Предисловие к ней написал М.В.Ломоносов. Издания ни тот, ни другой не увидели (тома вышли в 1768—1774 гг.). Но передача эстафеты знаме­нательна.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Двойственность политики Александра в Азии
После смерти Дария Александр стал читать себя законным наследником Ахеменидов и царём Азии. Но чтобы утвердить свою власть на всём пространстве Ахеменидской державы, Александру ещё предстояло замирить Восток. При этом он встретился с непредвиденными трудностями и с резкой оппозицией в среде сподвижников. Сначала Александр стремился при ...

Военный фактор и его роль в процессе объединения русских земель. Усиление военных действий с середины XIV века
Незаметно центр объединительного процессе перемещался на северо-запад Москвы, что способствовало активному усилению Московского княжества при князе Даниле Александровиче. "Примыслы" Даниила Александровича не только увеличили территорию Московского княжества по меньшей мере втрое, но и раздвинули ее до естественных границ: на ...

Хорватия в Новое время. Хорватские земли под властью Габсбургов и борьба с османами в ХVI—ХVIII вв.
Политическим последствием битвы при Мохаче в 1526 г. явилось признание Фердинанда Габсбурга венгерским и хорватским королем (1527). Это историческое событие сопровождалось длительной (до 1538 г.) гражданской войной между двумя претендентами на престол — трансильванским воеводой Яношем Запольяи и братом германского императора, австрийски ...